ФАНТАСТИКА

ДЕТЕКТИВЫ И БОЕВИКИ

ПРОЗА

ЛЮБОВНЫЕ РОМАНЫ

ПРИКЛЮЧЕНИЯ

ДЕТСКИЕ КНИГИ

ПОЭЗИЯ, ДРАМАТУРГИЯ

НАУКА, ОБРАЗОВАНИЕ

ДОКУМЕНТАЛЬНОЕ

СПРАВОЧНИКИ

ЮМОР

ДОМ, СЕМЬЯ

РЕЛИГИЯ

ДЕЛОВАЯ ЛИТЕРАТУРА

Последние отзывы

Современная мадонна

очень красивый и приятный роман!!! >>>>>



загрузка...


  4  

- Чего ты там кстати делала?

- Яблоко. Но правда потом задремала, а потом меня вы разбудили. Магиана точно мне в лоб даст, дубок этот еще прадед короля нашего сажал. Ну ладно, что ни будь придумаю, не впервой.

- Что и раньше падала?

Я кивнула. И не раз. Не буду же я им объяснять, что они не первые мои жертвы.

- Ты кто?

Ну вот, добрались и до этого. Что-то меня насторожило в их разговоре о короле, его жене и их дочерях, поэтому я незамысловато ответила:

- Таня.

- Ты ученица магички?

- Да.

- И много у нее учениц? - как-то странно переглянулись пареньки.

- Пять. Она воспитывает нас, чуть ли не с детства. Готовит к придворной жизни. Это очень престижно - учиться у магианы Консуэлы. К ней отдают только талантливых детей из аристократических семей.

- Что ты талантливая мы уже поняли, - потер ушибленную голову-лужайку один из них.

- А вы кто, хвостатые? - склонила я голову на бок, рассматривая этих занятных особей.

Они вроде замялись. Затем синеволосый чертяга ответил, существенно косясь на остальных:

- Мы с посольством прибыли. У вашего короля дело какое-то с нашим.

- А! Это с вашими они с утра совещались. Только мне интересно, что вы за раса такая. Никогда не видела ничего подобного.

- А ты много видела? - усмехнулся другой чертяга.

- Не-а! Меня далеко не отпускают. А если кто во дворец и приезжает, меня им не представляют. Так кто вы такие?

Синеволосый с надеждой посмотрел на того, чья шевелюра напоминала ультрафиолет. Тот вздохнул и заговорил:

- Мы зовем себя АСУРАМИ, вы зовете нас демонами. Что тебе известно о последней войне, малышка?

- Практически ничего. Историей я никогда не увлекалась. А рассказывать о ней у нас, почему-то не принято.

- Потому и не принято. Вы, люди не любите вспоминать о том, что произошло тогда. И о нас вспоминать ни хотите, - подозрительно равнодушно заявил рыжик.

- Возможно. Люди вообще… с короткой памятью. Как вас зовут? - я села поджав ноги под себя.

- Я - Бальтазар. - Чертяга с ярко красными волосами встал и медленно подошел ко мне. Его длинный хвост так забавно покачивался из стороны в сторону. Он протянул руку, и пожал мою поданную лапку. У него оказались красные коготки, а глаза темные, словно ягодки черешни.

- А я - Аскар, - так же встал зеленоволосый. У него так же были когти и хвост. А глаза темные, словно непроглядный лес.

- Будем знакомы, - улыбнулась я, вновь протягивая руку, которую тут же мягко сжали.

- Моё имя - Заквиэль. - Подошел ко мне третий. Фиолетовый. И приняв мою ручку, нагнулся и поцеловал.

Я даже слегка растерялась.

- Данталион. - просто представился последний, тот обаятельный лентяй. - Ты нас совсем не боишься?

- А стоит? - тут же насторожилась я.

- Вообще-то нет.

- Костлявая ты очень, - хмыкнул Аскар. - Вот повзрослеешь, нарастишь чего ни будь на костях, тогда и обращайся.

Я скептически посмотрела вниз. Да, долго здесь растить. Не смотря, что мне недавно исполнилось восемнадцать, выглядела я от силы лен на шестнадцать. Грудь росла как-то нехотя, да и остальные формы оставались все такими же подростковыми. Хотя раньше я не очень то и обращала на это внимание. У меня четыре красавицы сестрицы, и на их опыте я знала, как это быть прекрасной принцессой. Не очень то и хотелось. Куда как интересней лазить по деревьям, гонять домашних призраков, воевать с местными мальчишками и издеваться над придворными. Консуэла уверяла что однажды я вырасту, но меня это не волновало. Девочкой-подростком было быть куда интересней.

А вот теперь я пожалела, что не такая писаная красавица как Беатриче, или хотя бы Элька. У тех волосы до ягодиц, лица ангелов, фигуры нимф и голоса русалок. А у Присцилы еще и грудь шикарнейшая. Некоторые теряются от такой красоты. Как я сейчас, смотря на этих четырех мужчин, столь очевидно красивых, что даже меня проняло.

Все как на подбор высокие, статные, хороши каждый по-своему.

Бальтазар, как и его цвет ярок. В его лице читалось озорство и какое-то ребячество. Хотя даю слово - вспышки злобы, и ярости у него тоже случаются.

Аскар, наоборот спокоен, уравновешен. Хотя не менее смешлив. Он юн лицом и душой.

Заквиэль настоящий философ и мыслитель. Скорей всего замкнут, но не скрытен. Глаза у него мудрые, да и выглядит он старше всех остальных.

Данталион… холодком от него веет, что ли. Также спокоен, хотя думаю это напускное. В глазах искры насмешки, но не злобы.

А вот она я - не очень высокая, с угловатой фигуркой, вечно покарябанными руками, а иногда и лицом. Волосы какого-то грязно каштанового цвета, вечно торчат во все стороны, по причине своей разной длинны, и в основе своей доходят до плеч, тогда как некоторые пряди свисают к лопаткам. Носик пуговка покрыт веснушками. Узкий подбородочек, резковатые скулы, от природы ироничные бровки. Зато глаза моя гордость, большие, очерченные густыми длинными ресничками, самого необычного цвета какой мне только приходилось видеть - каре-желтые, с переливами и искрами, как "Кошачий глаз".

  4