ФАНТАСТИКА

ДЕТЕКТИВЫ И БОЕВИКИ

ПРОЗА

ЛЮБОВНЫЕ РОМАНЫ

ПРИКЛЮЧЕНИЯ

ДЕТСКИЕ КНИГИ

ПОЭЗИЯ, ДРАМАТУРГИЯ

НАУКА, ОБРАЗОВАНИЕ

ДОКУМЕНТАЛЬНОЕ

СПРАВОЧНИКИ

ЮМОР

ДОМ, СЕМЬЯ

РЕЛИГИЯ

ДЕЛОВАЯ ЛИТЕРАТУРА

Последние отзывы

Печать страсти

Такая муть. Пол Книги каких-то дурацких разговоров. А начало было многообещающим)) переспали, забеременела, он... >>>>>

Сачок для ночной бабочки

Эх, ну и зачем менять названия? Отвратительная практика. >>>>>

Дети не вернутся

Невозможно оторваться до последней страницы!!! >>>>>

Одна кровь на двоих

очень понравилось интересные истории у этого автора читаю с удовольствием >>>>>

Побег при отягчающих обстоятельствах

понравилось так всё динамично происходит сюжет так стремительно развивается побег погони и конечно любовь и... >>>>>




  1  

Светлана Жданова

Русалка озера Тика

Кто не знает озеро Тика?

О нем рассказывают даже в самой далекой северной деревеньке. Рассказывали как о местах, где боги снизошли до людей. Рассказывают о большой воде, целом море пресной воды, чистой как слеза ребенка. Рассказывают о лесах, которые окружают Тику, непроходимых, диких и диковинных. Рассказывают о пяти городах-царствах, стоящих на берегах.

Но никакой рассказ не опишет самого этого края, названного Озером Тика. Нет таких слов, что опишут блистание нежно голубой воды в оправе темно-зеленых берегов, заросших тростником. Прекрасное, бездонное, дикое, оно завораживало, затягивало в свои топи, увлекало, высасывало все силы и давало жизнь. Здесь поговаривали, что если в безлунную ночь выплыть на маленькой лодке на его середину и увидеть огни всех пяти городов, то можно загадать желание и русалки обязательно его выполнят. Но сколько бы не было смельчаков, погнавшихся за удачей, доподлинно неизвестно — удавалось ли это хоть кому-то кроме Бертлема, строителя пятого города. Тем не менее, отважные горожане до сих пор пытаются испытать себя и собственную веру. А озеро всё так же манит, обманывает и губит.

Наверное, поэтому жители городов почти лишены романтических иллюзий, так сладких русалкам озера. На берегах живут очень суровые, твердо стоящие на ногах люди, привыкшие вырывать свою жизнь у кристально прозрачной воды. Рыбаки, охотники, ныряльщики — самые бесстрашные и рисковые мужчины. Красильщицы, тростнильщицы, ткачихи — самые терпеливые, спокойные женщины. Все местные занятия были довольно опасны, но города меж тем не знали бедности. Для их строительства с далеких земель по единственной полноводной реке Татуми, несущей свои воды к морю, привозили серые камни, беря за них сладкой тростниковой брагой, порошком из рыбьих костей и красками, что ценились по всему миру на вес золота. Здесь, из самых обычных глыб, строились восхитительные города, в своих чертах отражавших величиственность и волшебство самого озерного края. Они как драгоценные камни обрамляли Тику, удивляя даже самого искушенного путешественника. Названий у городов не было, только цвета, которым горожане выкрашивали серые стены своих домов.

Мой путь привел в Белый город, стоящий по правый берег от истока реки Татуми. Его правитель, через своего посланника, разумеется, предложил мне место телохранителя его единственной дочери. Работа не показалась мне не самой сложной, предстояло всего лишь отваживать от девицы ненужных кавалеров, но хитрый посланник умолчал лишь об одном — кавалеров было много и они оказались очень настойчивыми. И я могу их понять, Гиссара оказалась нежной красавицей, с кротким, добрым характером, некой наивностью и весьма привлекательным приданным. Осложнялось все тем, что в этом крае существовала традиция воровать невест и жениться вопреки родительскому благословению в храме русалок, добраться до которого было ох как нелегко. Но всё же удачливость жениха признавалась и против такого не мог пойти даже градоправитель. В таких условиях Гиссарии грозила постоянная опасность и девушка в течение долгого времени была вынуждена просидеть взаперти, ведь отец слишком любил ее, дабы отдавать за первого попавшегося везунчика.

Конечно, так сразу по моему прибытию девицу не выпустили, пришлось мечом и кинжалами доказывать, что у меня нет никакого желания изменять своему слову сохранить честь Гиссары до свадебного обряда с женихом выбранным ее отцом. Сложность была и в том, что я выглядела значительно более хрупкой, чем рослые и фигуристые озерные девы. Меня поначалу даже принимали за мальчика подростка, что несколько забавляло. Но после первой стычки с группой смельчаков, решивших добыть богатство и жену для одного из них, стало не до смеха. Я была иноземкой, чужой и неповязанной местными обычаями и кровными связями, так что без зазрения совести и колебания наносила точные смертельные удары, отпустив только двоих из нападавших.

На следующий день мне была объявлена кровная вражда от трех семейств, но никто не спешил требовать немедленной кары. Просто я знала, что если со мной что-то даже если я буду тонуть, никто из них не бросит мне даже соломинку. А смерть тех парней… они знали на что идут, в этих местах не сумевший доказать свое право заранее считается негодным.

Следующую декаду мы с Гиссарой просидели в ее маленьком дворце, стоящем посредине города. Девушка эти дни жила мечтой вновь окунуться в прохладные воды озера, встретиться с ним, как с возлюбленным, а не переглядываться из окна высокой башни. Я же изучала всевозможные колдовские приспособления и эликсиры местного производства. Например, меня заинтересовали небольшие пластинки из водорослей, которых тут добывали в огромном количестве, дающие возможность быстро восстанавливать свои силы. Их обычно брали с собой ныряльщики и рыбаки, укладывая в непромокаемые мешочки из пузырей рыбы рохи. Так же они обязательно прятали в карманы на поясе чудодейственные капли, дающие возможность не дышать под водой долгое время. Озерный край вообще был богат на диковинки, которыми совершенно не спешил делиться с остальным миром. А вот об оружие из костей гигантского зверя паду, жившего в глубоких бездонных впадинах, я была наслышана. Технологией их изготовления местные тоже не делились, тогда как белые стилеты, кинжалы и метательные ножи продавали без жадности, беря вполне справедливую цену за клинок из самого крепкого материала, какой только можно найти. Хотя и здесь тиканцы лукавили, оставляя невероятно острые, а самое главное, довольно гибкие длинные клинки в своих городах. При первой стычке мне удалось в полной мере удостовериться в качестве такого оружия, когда один из белых мечей с легкостью перерубил мой клинок. Так что на следующий день я попросила такой же у градоправителя. В итоге мне досталась удобный и легкий меч, а так же кинжал, который посоветовали носить с собой всегда, особенно в воде. Оказывается, именно с такими не расставались местные подходя к берегу ближе чем на три десятка шагов — никогда не знаешь, что в этот раз преподнесут тебе прозрачные воды — принесенные течение бурые водоросли, полные раковин ику, или оголодавшего сюна, жуткую тварь, способную съесть человека. Тем более, что оружие из костей обладало одним важным в этих местах качеством — оно совершенно не портилось от воды.

  1