ФАНТАСТИКА

ДЕТЕКТИВЫ И БОЕВИКИ

ПРОЗА

ЛЮБОВНЫЕ РОМАНЫ

ПРИКЛЮЧЕНИЯ

ДЕТСКИЕ КНИГИ

ПОЭЗИЯ, ДРАМАТУРГИЯ

НАУКА, ОБРАЗОВАНИЕ

ДОКУМЕНТАЛЬНОЕ

СПРАВОЧНИКИ

ЮМОР

ДОМ, СЕМЬЯ

РЕЛИГИЯ

ДЕЛОВАЯ ЛИТЕРАТУРА

Последние отзывы

Лягушка-нецаревна

Очень понравилась, легкая с юмором >>>>>

Белая колдунья

Нормальный роман. Мне понравился >>>>>




Loading...
  2  

Она приняла театральную позу, достала из ящика комода белый батистовый воротник и прикрепила его.

— Хорошая из меня получится официантка? — спросила девушка. — О, сэр, возьмите «пастушью запеканку», которую приготовили из остатков вчерашнего ужина. Это очень вкусно!..

Кит внезапно вскрикнула. Звук был настолько неожиданным, что Тэрина уронила батистовый воротник и уставилась на нее в изумлении:

— Кит, что случилось? Тебя кто-нибудь ужалил?

— Нет, но у меня появилась идея! Послушай, Тэрина! Пожалуйста, послушай! У меня есть для тебя работа.

— Работа?

— Да! И пожалуйста, Тэрина, выслушай меня. Это лучшая идея, которая когда-либо у меня появлялась.

— О чем ты? — подозрительно спросила Тэрина.

— Итак, слушай. Начну с самого начала, — сказала Кит. — Ты знаешь, насколько мне одиноко дома. Я ведь часто об этом говорила.

— Да, помню, — согласилась Тэрина. — Но в это трудно поверить.

— Клянусь, что это правда, чистая правда, — ответила Кит. — Я ненавижу мачеху, а она ненавидит меня. Отец слишком занят, чтобы беспокоиться обо мне, и, уж если быть честной до конца, мне ненавистна даже мысль о том, что надо ехать домой. Я не знаю, чем занять себя, пока не начнется новый семестр в октябре. Я в Кембридж поступила, чтобы удрать из дома.

— Бедная Кит, — сочувственно улыбнулась Тэрина.

— Бесполезно жалеть. Мне придется столкнуться с этим лицом к лицу, — ответила Кит. — И вот о чем я только что подумала: почему бы тебе не поехать со мной? Два дня назад я получила письмо от мачехи, в котором говорится, что она очень занята и будет чудесно, если я привезу к нам погостить свою хорошую подругу. Понимаешь?

— Не знаю, сочтет ли меня твоя мачеха подходящей кандидатурой, — сказала Тэрина. — Спасибо за приглашение, Кит, но мне необходимо найти работу.

— Так ведь это и будет твоя работа, разве ты не понимаешь? Я заплачу за то, что ты поедешь со мной. И пожалуйста, Тэрина, отнесись к этому серьезно. Я действительно хочу, чтобы ты со мной поехала. Это не только будет работой для тебя, но и спасением для меня.

— Не глупи, Кит. Попроси кого-нибудь погостить у тебя.

— Кроме тебя, у меня нет друзей. Ты — единственный человек, который мне здесь по-настоящему симпатичен.

— Ведь это необязательно должен быть кто-нибудь из Кембриджа, — сказала Тэрина. — Как насчет тех людей, которых ты знаешь в городе?

— Все они подруги моей мачехи, самодовольные идиотки. Ненавижу их! Если хочешь знать правду, я чувствую, что они смотрят на меня свысока.

— Кит, но это глупости!

— Это правда, — ответила Кит с внезапно охватившей ее страстью. — Думаешь, я не понимаю, кем они считают нас — тех, кто недавно выбился в богачи? О, я знаю, что папа может купить себе все — дома, яхты, машины, самолеты! Но высшее общество, настоящее высшее общество, ни за какие деньги не признает тебя своей. Мачеха не обращает на это внимания, а я не могу. Слышу, что говорят люди, вижу, как они смотрят на меня, и догадываюсь, какие они испытывают чувства.

— Ах, Кит, ты не должна так думать. Ведь ты такая красивая, выше нос, у тебя… у тебя все есть.

— Все! И это говоришь мне ты, ты, у которой есть семья! Твои родные любят тебя и интересуются всем, чем ты занимаешься. Они скучают по тебе. А я? У меня нет ничего, ничего, кроме денег! Деньги, деньги! Холодные, бездушные деньги. Разве они заменят семью?

Внезапно голос Кит задрожал, и большие темные глаза Тэрины наполнились слезами.

— Не могу видеть, как ты плачешь, Кит, — сказала она с сочувствием.

— Ты сможешь помочь мне, если захочешь, — ответила Кит. — Ужасно вернуться в этот ад, который я называю своим домом. Поезжай и посмотри, как мне приходится страдать. Помоги мне быть смелой, когда мачеха насмехается надо мной, а вокруг наглые слуги, и ничего другого не остается, кроме как попытаться пробраться в общество людей, которые не хотят меня видеть.

— Но, Кит…

— Не говори, не сочувствуй мне, а сделай что-нибудь, если я тебе не совсем безразлична.

— Ты же знаешь, как я к тебе отношусь, — сказала Тэрина.

Кит нетерпеливо топнула ножкой и поднесла носовой платок к глазам.

— У тебя есть прекрасная возможность доказать это, — промолвила она. — А ты предпочитаешь уехать и работать в кафе!..

— Что же ты предлагаешь? — спросила Тэрина.

— Я заплачу тебе столько, сколько ты пожелаешь: десять, двадцать фунтов в неделю, при условии, что ты проведешь каникулы со мной.

  2