ФАНТАСТИКА

ДЕТЕКТИВЫ И БОЕВИКИ

ПРОЗА

ЛЮБОВНЫЕ РОМАНЫ

ПРИКЛЮЧЕНИЯ

ДЕТСКИЕ КНИГИ

ПОЭЗИЯ, ДРАМАТУРГИЯ

НАУКА, ОБРАЗОВАНИЕ

ДОКУМЕНТАЛЬНОЕ

СПРАВОЧНИКИ

ЮМОР

ДОМ, СЕМЬЯ

РЕЛИГИЯ

ДЕЛОВАЯ ЛИТЕРАТУРА

Последние отзывы

Все по-честному

Такое впечатление, что автору очень хотелось узнать, чем же все закончится, и поэтому половина сути книги или пропущена,... >>>>>

Воспоминания души

жаль только, что нет продолжения. Может кто-то находил? >>>>>




Loading...
  1  

Мэри Хиггинс Кларк

«Розы для возлюбленной»

Посвящается моим одноклассникам по «Вилла Мария Акэдеми» нашего особого года выпуска, в особенности любимым мною:

Джоан Ламотт Най,

Джун Лангрен Кребтри,

Маржори Лешли Куинлен,

Джоан Моллой Хоффман,

а также доброй памяти Доротеи Байбл Девис.

  • Не возлагайте к ее надгробию
  • Розы, что она так любила.
  • Зачем пытаться поразить ее цветами,
  • Чьей красоты она не видит,
  • Чей аромат постичь уже не в состоянье.

Эдна Сент Винсент Миллей

«Эпитафия»

Так часто, как это было только возможно, он пытался забыть Сьюзен, выбросить ее из своей головы. Иногда ему даже это удавалось, и на несколько часов он обретал покой и спокойно спал ночью. Только это позволяло ему продолжать жить, заниматься повседневными делами так, как делали это остальные люди.

Любил ли он ее по-прежнему или уже только ненавидел? Ответить на этот вопрос определенно он не мог. Она была такой красивой с ее светящимися насмешливыми глазами, пышными черными волосами, губами, которые могли то растянуться в призывной улыбке, то вдруг через мгновение изобразить капризную гримасу, похожую на ту, что появляется у ребенка, которому не дают конфету.

В его памяти навеки остался эпизод их последней встречи, то, как она выглядела в последние минуты ее жизни. Она сначала страшно разозлила ею, а потом вдруг повернулась спиной.

И вот теперь, спустя одиннадцать лет, Керри Макграт никак не желает оставить Сьюзен в покое. Задает все новые и новые вопросы! Так не может дальше продолжаться. Ее необходимо остановить.

Пусть еще одна смерть окончательно похоронит тех, кто умер раньше. «Пусть мертвые хоронят своих мертвецов», — так звучит старая поговорка, и она все еще справедлива. Ее надо остановить во что бы то ни стало.

СРЕДА, 11 ОКТЯБРЯ

1

Привычным движением руки сверху вниз Керри разгладила юбку своего темно-зеленого костюма, поправила обвивавшую шею тонкую золотую цепочку, пробежала пальцами сквозь светлые, средней длины волосы. Вся вторая половина этого дня казалась ей теперь некой сумасшедшей гонкой. В два тридцать она выбежала из здания суда, вскочила в машину, заехала за Робин в школу, потом пробиралась сквозь плотный поток автомобилей по 17-й и 4-й автострадам из Хохокуса к мосту Джорджа Вашингтона, а оттуда — в Манхэттен, чтобы в конце концов с трудом припарковаться у нужного дома и успеть-таки влететь в приемную доктора Смита к четырем часам — назначенному для Робин времени приема.

После всех этих испытаний у Керри остались силы лишь на то, чтобы неподвижно сидеть, ждать вызова в смотровой кабинет и надеяться, что ей разрешат все же быть рядом с Робин, когда той начнут снимать швы. Медсестра, однако, осталась непреклонной:

— Во время подобных процедур доктор Смит не позволяет никому находиться с пациентом в смотровой, кроме медицинского персонала.

— Но ведь девочке всего десять лет! — запротестовала было Керри, но тут же замолчала, вспомнив, что должна быть благодарна тому обстоятельству, что именно доктора Смита вызвали в больницу после несчастного случая, происшедшего с Робин. Сестры больницы «Святого Луки — Рузвельта» заверили тогда Керри, что Смит является великолепным хирургом, прекрасным специалистом в области пластической медицины. Работающий в отделении скорой помощи врач вообще назвал его настоящим «чудотворцем».

Размышляя о событиях недельной давности, Керри вдруг осознала, что ей все еще не удалось оправиться от шока, причиненного тем ужасным телефонным звонком. В тот злополучный день она задержалась после окончания работы в своем кабинете в здании суда в Хахенсаке. Готовилась к разбирательству одного дела об убийстве, в котором должна была выступать в роли обвинителя. Поработать сверхурочно ей позволило в тот день лишь то, что отец Робин и ее бывший муж Боб Кинеллен неожиданно вызвался сводить дочь в нью-йоркский цирк «Бит эппл», а затем еще и угостить где-нибудь в ресторане обедом.

Злосчастный звонок раздался в шесть тридцать вечера. Звонил Боб. Он сообщил, что они с Робин попали в аварию: в «ягуар» Боба, выезжавший из ворот стоянки, врезался автофургон. Разлетевшиеся при столкновении окна автомобиля Боба сильно поранили лицо Робин. Ее срочно доставили в больницу «Святого Луки — Рузвельта», вызвали хирурга по пластическим операциям. Других травм, к счастью, после тщательного обследования внутренних органов у Робин обнаружено не было.

  1