ФАНТАСТИКА

ДЕТЕКТИВЫ И БОЕВИКИ

ПРОЗА

ЛЮБОВНЫЕ РОМАНЫ

ПРИКЛЮЧЕНИЯ

ДЕТСКИЕ КНИГИ

ПОЭЗИЯ, ДРАМАТУРГИЯ

НАУКА, ОБРАЗОВАНИЕ

ДОКУМЕНТАЛЬНОЕ

СПРАВОЧНИКИ

ЮМОР

ДОМ, СЕМЬЯ

РЕЛИГИЯ

ДЕЛОВАЯ ЛИТЕРАТУРА

Последние отзывы

Незнакомец в моих объятиях

Двоякое ощущение. Нравятся такие книги, но ГГ - это какой-то ужас. >>>>>

Похороните меня за плинтусом

Интересная книга. Спасибо автору. Хотелось бы узнать, почему посвяящается Ролану Быкову..... >>>>>




Loading...
  2  

– Кэт? Это ты?

Она перевела дыхание, потому что его низкий, глубокий голос всегда оказывал на нее одинаковое воздействие: у нее перехватывало дыхание и начиналось неистовое сердцебиение. А теперь ее реакция стала еще более очевидной, потому что их отношения нельзя было назвать просто «сексом по дружбе». Кэтрин теперь должна была проявлять максимальную осторожность и осмотрительность, чтобы не показать своих истинных чувств и желаний.

– Конечно я, – мягко ответила она. – Кто же еще?

– Голос как будто не твой, – произнес он уверенно после длительной паузы. – На мгновение мне показалось, что ты ушла и бросила меня.

Целый месяц прошел с тех пор, как Мюрат последний раз приезжал в Англию. Это было самое длительное их расставание, и Кэтрин едва пережила мучительную разлуку с любимым человеком.

– Я думаю, мы оба прекрасно знаем, – сказала она, стараясь говорить размеренно и скрывать дрожь в голосе, – что я никуда не собираюсь.

– Рад это слышать.

Что-то в его голосе насторожило Кэтрин, она нахмурилась.

– У тебя уставший голос, Мюрат.

– Так и есть. Вернее, было. Но сейчас я чувствую, как наполняюсь нескончаемым потоком энергии от предвкушения встречи с тобой, моя дорогая Кэт.

Ей страстно захотелось, чтобы в эту секунду он оказался здесь, чтобы целовал ее, заставляя забыть обо всем на свете.

– Я тоже.

– И я задаюсь вопросом: чем же ты была занята, что так запыхалась?

Правда едва не сорвалась у нее с губ, но Кэтрин вовремя прикусила язык. Интересно, какова была бы его реакция, признайся она ему, что ее мать только что в телефонном разговоре назвала ее шлюхой. И что именно эти слова самого близкого человека на свете так взволновали ее и вызвали всплеск негодования.

Но Кэт давным-давно поклялась самой себе поменьше переживать о том, чего никогда не сможет изменить. Она выбрала для себя жизнь в настоящем моменте – без сожалений о прошлом. Ей отчаянно хотелось наслаждаться тем, что у нее есть, а не грустить о том, чего нет и быть не может. Этот опыт она получила еще в детстве.

– Не волнуйся, ничего страшного не случилось, – уклонилась она от прямого ответа. – Когда ты приедешь?

– Скоро, моя красавица. Очень скоро. И после стольких недель отсутствия мою голову занимает только одна мысль. Что сейчас на тебе надето, хотел бы я знать? – спросил он после небольшой паузы.

Тонкие пальцы Кэтрин с идеальным маникюром крепко сжали телефонную трубку. Она прекрасно знала, чего от нее ждут, и всегда с легкостью вступала в эту увлекательную игру. Мюрат научил ее правилам, и она быстро вошла во вкус. Ей нравилось быть его любовницей, готовой на подвиги в любое время дня и ночи. Но сегодня тень сомнения поселилась в ней.

«Возьми себя в руки, – приказала себе Кэтрин, – и наслаждайся тем, что имеешь в настоящем моменте».

Она провела ладонью по бедру, обтянутому темно-синими джинсами. Но вместо того, чтобы описать Мюрату одежду, которую он терпеть не мог, она начала бурно фантазировать.

– На мне шелк, – прошептала она.

– Что именно?

Кэтрин не помнила ни одного телефонного разговора с Мюратом, который не носил бы сексуального подтекста. Она бы залилась краской от подобных разговоров, если бы все еще была той наивной девушкой из Уэльса. Но, несмотря на скромное происхождение, она была умна. Она быстро читала книги и быстро обучалась всему новому.

– Тонкий, нежный шелковый пеньюар.

– Мне нужно больше подробностей.

Кэтрин подумала о своей обновке с кружевами и пикантным вырезом, до сих пор лежащей в упаковочной бумаге в ее спальне. Она планировала надеть новое белье сразу после того, как примет душ. И, вполне возможно, нежный шелк будет разорван нетерпеливыми сильными пальцами Мюрата уже через несколько минут после их встречи.

– Темно-синего цвета.

– Отлично. И маленькие трусики?

– О да. Такие маленькие, что их с трудом можно различить.

– Надеюсь, у тебя есть соответствующий бюстгальтер?

– Конечно.

Она сделала паузу, стараясь избавиться от внезапно нахлынувшего чувства вины. Она убеждала себя, что у нее нет на это причин. Мюрату нравятся такие игры. И ей тоже.

И слова ее матери ровным счетом ничего не значат.

– Он полностью кружевной, – продолжала провоцировать Кэтрин. – И соски просвечивают сквозь тонкую ткань.

Мюрат не ответил. По крайней мере, не сразу.

– А чулки? – Кэтрин услышала, как он шумно сглотнул, и улыбнулась. – Ты надела чулки?

  2