ФАНТАСТИКА

ДЕТЕКТИВЫ И БОЕВИКИ

ПРОЗА

ЛЮБОВНЫЕ РОМАНЫ

ПРИКЛЮЧЕНИЯ

ДЕТСКИЕ КНИГИ

ПОЭЗИЯ, ДРАМАТУРГИЯ

НАУКА, ОБРАЗОВАНИЕ

ДОКУМЕНТАЛЬНОЕ

СПРАВОЧНИКИ

ЮМОР

ДОМ, СЕМЬЯ

РЕЛИГИЯ

ДЕЛОВАЯ ЛИТЕРАТУРА

Последние отзывы

Ночь веселья

Не плохо >>>>>

Бизнес прежде всего

Очень понравилась книга >>>>>




Loading...
  1  

Барбара Картленд

Сердце в раю

Глава 1

1852

- Быстрее, быстрее, пойдем на палубу! Мы почти приплыли!

Луиза Хаттон схватила подругу за руку и не отпустила, пока они не поднялись на палубу, на свежий воздух. Прижавшись к бортовым поручням, они смотрели на белые утесы Дувра.

— Вот! — восторженно воскликнула Луиза. — Это английские берега, Арабелла. Скоро мы будем дома!

— Я очень хочу увидеть твой дом, — произнесла Арабелла Реньяк с приятным акцентом.

Эта француженка стала близкой подругой Луизы в «Школе ангелов», парижском пансионе благородных девиц, где они провели последние два года. Теперь Луиза возвращалась домой и пригласила Арабеллу погостить в доме родителей.

— Странно вспоминать, как я расстроилась, когда меня послали учиться в пансион, — задумчиво сказала Луиза. — Мне так хотелось остаться дома, со своими собаками и лошадьми! О, Арабелла, вот подожди, увидишь наши конюшни! Там множество великолепных, восхитительных чистокровных лошадей!

—Да, ты мне много раз рассказывала, — с усмешкой ответила Арабелла. — Дорогая, да ты просто помешана на лошадях!

— О да! — радостно согласилась Луиза. — Я так плакала, когда покидала их! Я не хотела ехать в «Школу ангелов»!

— Трудно представить себе кого-либо, кто так мало походил бы на ангелов, как мы в первый день, — засмеялась Арабелла.

— Но мама говорила, что я должна научиться быть великосветской дамой, чтобы занять свое место в высшем свете, и что если я выйду за человека высокого положения, то должна соответствовать ему — бегло говорить по-французски и желательно еще по-итальянски и по-немецки.

В пансионе Луиза усовершенствовала не только знания иностранных языков, но и навыки общения в свете. Она играла на фортепиано, умела петь, рисовать, танцевать все модные танцы.

Она также читала газеты и интересовалась происходящим в мире. Настолько, насколько это было необходимо для сохранения некоего тонкого равновесия. Ее мать утверждала, что девушки из благородных семей не должны казаться слишком умными и никогда, ни при каких обстоятельствах не должны проявлять интереса к политике. Однако жена все же должна быть в курсе дел своего мужа и проявлять к ним интерес. Поэтому Луиза научилась формировать собственное мнение и держать его при себе.

Недавно ей исполнилось восемнадцать, и она была готова встретить свою судьбу, какой бы она ни была.

Луиза была высокой и стройной девушкой, ее лицо с правильными тонкими чертами красиво обрамляли светло-каштановые локоны. В Париже она с особым удовольствием осваивала искусство элегантно одеваться. Ей очень шли нынешние модные фасоны с зауженной талией и пышными турнюрами.

Сейчас на ней было синее бархатное платье, украшенное тесьмой, и такая же бархатная шляпа с кокетливым перышком. На ногах — изящные черные ботики. Люди, оборачиваясь, смотрели на нее.

Но в девушке привлекала не только внешность. Ей было присуще очарование, покорявшее любого, кто был с ней знаком. В широко распахнутых глазах светилась искренняя доброжелательность, а улыбка, одновременно невинная и загадочная, интриговала всех, кто имел счастье любоваться ею. Не одного молодого француза лишила она покоя и сна. Луиза мило улыбалась всем, но ни с кем не флиртовала.

А вот другие девушки в пансионе отчаянно флиртовали. По ночам они, хихикая, рассказывали истории о своих победах. Луиза только слушала и мечтала.

—А ты собираешься выйти за человека высокого положения? — спросила Арабелла, когда они, облокотившись на перила, любовались Дуврской гаванью, в которую входил их корабль.

— Не знаю. Это не имеет значения, если я буду любить его, а он меня. При чем тут титул?

— Это, конечно, хорошо, — согласилась Арабелла, — но положение в обществе тоже очень приятно. Может, твои родители уже выбрали для тебя мужа.

Луиза покачала головой. Но в глубине души она не могла отвергнуть эту идею так решительно, как хотелось бы, поскольку всегда знала, что ее готовят к блестящему замужеству. Она была единственным ребенком в семье, и родители возлагали на дочь все свои надежды.

Несколько дней назад внезапно приехала мать и сказала, что Луиза должна тотчас вернуться домой.

— Но, мама, — запротестовала девушка, — сейчас ноябрь, а семестр закончится только к Рождеству.

— Знаю, дорогая. Но я так соскучилась! Мы сейчас же поедем домой.

  1