ФАНТАСТИКА

ДЕТЕКТИВЫ И БОЕВИКИ

ПРОЗА

ЛЮБОВНЫЕ РОМАНЫ

ПРИКЛЮЧЕНИЯ

ДЕТСКИЕ КНИГИ

ПОЭЗИЯ, ДРАМАТУРГИЯ

НАУКА, ОБРАЗОВАНИЕ

ДОКУМЕНТАЛЬНОЕ

СПРАВОЧНИКИ

ЮМОР

ДОМ, СЕМЬЯ

РЕЛИГИЯ

ДЕЛОВАЯ ЛИТЕРАТУРА

Последние отзывы

Меж двух врагов

Не моё Ушла к другому автору... >>>>>

Профессиональный оборотень

Андрей Олегович, не берите больше в соавторы женщин-это ж черти что получилось....и стиль написания примитивный,... >>>>>




Loading...
  2  

— Знаешь, эти ребята по моей просьбе подобрали строительного менеджера и договорились, что я с ним сегодня здесь встречусь. Я ведь хочу перестроить мою квартиру. Поэтому давай сегодня без каппучино. Иди домой, я все запру.

— Конечно, босс, — шутливо отсалютовала Анна. — Погасить вывеску у входа, чтобы никто не заходил?

— Спасибо, я сама все сделаю. Спокойной ночи!

Анна ушла, а Кэмрин прошлась вдоль бара, поглядывая на часы. Пришел бы уж, наконец, этот менеджер. Ей нужно было как можно быстрее сделать все необходимые перепланировки в квартире, но до сих пор не удавалось договориться со строителями. Все, к кому она обращалась, отказывались, ссылаясь на занятость. Но причина, как Кэмрин подозревала, была в том, что она женщина.

Как же она это ненавидела! Да, она женщина! Сильная, независимая женщина, сосредоточенная на своих делах, добивающаяся своих целей. И с успехом! А парни со своим глупым мужским шовинизмом не в состоянии этого понять!

Прохаживаясь, Кэмрин неторопливо выключала светильники. В этот момент в кофейню вошел мужчина. Ну, наконец-то! — подумала она и пошла к нему, прихватив ключи. Быстро уладив дела с менеджером, она собиралась запереть кофейню и отправиться домой.

Но, подойдя поближе и разглядев вошедшего, Кэмрин уронила ключи. Ее надежды разрешить проблему перестройки своей квартиры исчезли. И сердце остановилось…


О боже!

Взлохмаченный, какой-то будничный, повседневный. Выгоревшие грубые хлопчатобумажные брюки, видавшая виды серая футболка, поношенные рабочие ботинки. Слегка отросшая за день щетина, еле заметные морщинки смеха вокруг глаз, маленькие ямочки в уголках рта, как будто созданного для улыбки…

Сейчас эта улыбка, широкая и полная тепла, была адресована ей. Улыбка, которую Кэмрин не сумела забыть, как ни старалась.

О, она старалась! Старалась долгих шесть лет, шесть одиноких, трудных лет. Несмотря на все усилия, улыбка Блейна Эндрюса мгновенно вернула ее назад, в давно ушедшие времена.

Впервые Кэмрин увидела эту улыбку в Валентинов день — так уж распорядилась судьба. В те времена эта улыбка редко покидала его лицо. Он был трогательно нежен, заботлив и внимателен. Оба были без ума друг от друга…

Неожиданная встреча после стольких лет разлуки словно погрузила Кэмрин в водоворот воспоминаний о любви, веселом смехе, ярком солнце, беззаботных летних днях на берегу лениво текущей извилистой реки с поэтичным названием Радужный Ручей.

Вспомнилось, как они делили сосиски на багажнике сильно потрепанного «форда», с хохотом отнимая друг у друга кетчуп, как любовались дивными закатами, как бродили по эвкалиптовой роще, держась за руки. В то лето они обостренно воспринимали красоту. Кэмрин вновь явственно ощутила то удивительное состояние: вокруг них изумительно прекрасный мир, и мир этот только для них двоих, потому что они нужны, очень важны друг для друга, и больше ничего в этом мире не важно.

Это было чудо первой любви, захватывающее, всепоглощающее, открывшее перед ними немыслимые высоты. А потом вдруг все оборвалось, она осталась одна, со страшной болью, чувством невосполнимой потери и пустоты.

Он украл ее сердце, и эту муку она ни за что не хотела переживать еще раз.

Никогда!

— Как ты, Кэм?

— Ты спрашиваешь, как я сейчас или как пережила эти шесть лет?

Стараясь скрыть шок от внезапного появления Блейна и того, что он назвал ее сокращенным именем — так к ней обращался только он! — она наклонилась за ключами. Он сделал то же самое, и руки их встретились. Кэмрин резко отпрянула и выпрямилась так быстро, что он придержал ее за локоть. Эти слишком знакомые прикосновения, его руки, длинные теплые пальцы вызвали в ней бурю чувств.

— То и другое, — он пристально смотрел в ее лицо, как будто хотел найти в нем ответы на свои вопросы.

Взгляд его был таким же открытым и теплым, как раньше. У него всегда были красивые, честные, все понимающие глаза. Таким глазам невозможно не верить.

Глупо, но однажды она поверила.

— У меня все прекрасно.

Отменная, роскошная ложь. Разве она может сказать, что хотя бы что-нибудь прекрасно, если ее любовь, человек, который вдруг пропал, исчез из ее жизни без каких-либо объяснений, неожиданно легкой походкой вошел сюда, в ее кофейню, как раз в Валентинов день — в годовщину дня их первой встречи, того дня, когда она отдала ему свое сердце?

  2