ФАНТАСТИКА

ДЕТЕКТИВЫ И БОЕВИКИ

ПРОЗА

ЛЮБОВНЫЕ РОМАНЫ

ПРИКЛЮЧЕНИЯ

ДЕТСКИЕ КНИГИ

ПОЭЗИЯ, ДРАМАТУРГИЯ

НАУКА, ОБРАЗОВАНИЕ

ДОКУМЕНТАЛЬНОЕ

СПРАВОЧНИКИ

ЮМОР

ДОМ, СЕМЬЯ

РЕЛИГИЯ

ДЕЛОВАЯ ЛИТЕРАТУРА

Последние отзывы

Айрин

Ну и муть же!!! Еле дочитала. Очень затянуто, километровые диалоги, путаный сюжет, мужики своих женщин регулярно... >>>>>

Вопреки

Хороший сюжет. Омерзительные повадки главного персонажа, лирическая сторона и завораживающий голос юного создания,... >>>>>




Loading...
  2  

Но леди Кэтрин была здесь, и, когда она задержалась, после того как остальные участники печальной церемонии разошлись по домам, Мелита поняла, что предстоит неприятный разговор.

«Что у меня может быть общего с такой элегантной особой, чья жизнь так далека от моей?» — спрашивала себя Мелита.

То, что леди Кэтрин была роскошно одета по последней моде, что она была признанной светской красавицей, и то, что ее фотографии постоянно появлялись в модных журналах, еще больше возвышало ее в глазах Мелиты, делая пропасть, разделяющую их, непреодолимой.

При каждом движении от нее исходили волны экзотического аромата, а шуршание ее шелкового платья придавало ей романтический ореол, до сих пор еще совершенно незнакомый Мелите.

Солнечные лучи играли на бриллиантах в изящных серьгах и в кольцах, украшавших ее тонкие нежные пальцы.

«Она прекрасна, — подумала Мелита, — но я боюсь ее. Я могу понять, почему маме хотелось бежать из дома, чтобы быть счастливой с папой».

— Я думала о твоем затруднительном положении, — сказала леди Кэтрин. — И еще до приезда сюда я нашла выход из него.

— Какой? — спросила Мелита, предчувствуя, что ее дальнейшая судьба уже решена и что у нее не будет выбора. С ее мнением никто не думал считаться.

— Прежде всего я хочу, чтобы ты уяснила себе, что ни я, ни тетя Анна не намерены опекать тебя и вывозить в свет, — решительно произнесла столичная гостья.

Мелита ничего не сказала, и леди Кэтрин продолжила:

— Представь только себе, как это было бы нелепо, если бы я стала таскать за собой хвостом молоденькую девушку. Могу тебя уверить, что в тридцать пять лету меня нет ни малейшего желания выступать в качестве дуэньи.

Как они обе отлично знали, ей было уже тридцать девять, но Мелита не стала возражать, и леди Кэтрин снова заговорила:

— Твоя тетя Анна собирается жить за границей, так как ее муж назначен послом в Париж, а этот город — совсем неподходящее место для такой девочки, как ты.

— Я подумала, — сказала Мелита, прежде чем ее тетка успела еще что-нибудь добавить, — что можно было бы найти… какую-нибудь почтенную особу, которая согласилась бы жить со мной. Я уверена, что найдется какая-нибудь… бывшая гувернантка или… обедневшая дворянка… которая была бы рада иметь кров над головой.

— Вряд ли такое возможно, — сказала леди Кэтрин, — но раз уж ты, Мелита, упомянула о гувернантках, это как раз то, что я имела в виду.

— Мне… стать гувернанткой? — спросила Мелита.

— Не совсем так, — покачала головой леди Кэтрин. — На прошлой неделе я получила письмо от одной своей приятельницы, вдовствующей маркизы Сэрл, в котором она просит меня найти компаньонку для ее внучки.

— Компаньонку? — переспросила Мелита.

— Пожалуйста, не повторяй за мной как попугай каждое мое слово, — раздраженно поморщилась леди Кэтрин. — Ты должна мне поверить, Мелита, что это совершенно исключительное место, просто идеальное, на мой взгляд, если только у тебя хватит ума на нем удержаться.

И снова по ее тону было ясно, что она находила это маловероятным.

— Вся беда заключается в том, — продолжала леди Кэтрин, — что ты слишком молодо выглядишь, и, хотя тебе уже исполнилось восемнадцать, в это очень трудно поверить.

— Я в этом не виновата, — рискнула оправдаться Мелита.

— Сомневаюсь, что ты станешь выше ростом, хотя, надо надеяться, ты утратишь это глупое детское выражение, — заключила леди Кэтрин, критически оглядывая девушку с ног до головы.

Мелита ничего не ответила.

Ей пришло в голову, что одной из причин нерасположения к ней тетки была ее внешность. Будучи очень похожа на мать, Мелита знала: что бы там ни говорила тетка, она по меньшей мере недурна собой, если и не красавица, какой ее считал отец.

— Большая честь, — сказал он во время обеда за неделю до смерти, — сидеть за столом между двумя самыми очаровательными женщинами в Англии.

— Ты нам льстишь, дорогой, — с улыбкой отвечала мать, — но мне это нравится, поэтому всегда делай мне такие комплименты.

— Ты меня покорила с первого взгляда, — признался капитан Уолфорд жене, — но чем старше ты становишься, тем делаешься красивее, и я уверен, то же будет и с Мелитой.

— У нее еще много времени впереди, — улыбнулась мать, — но я рада, что наша дочь — настоящая красавица. Я очень ей горжусь!

По выражению глаз тетки Мелита догадывалась, что ее наружность не пришлась богатой родственнице по вкусу. «Может быть, дело в том, — подумала она, — что хотя тетя Кэтрин еще прекрасна, но в уголках рта и под глазами у нее уже появились предательские морщинки, которых не было на лице матери».

  2