ФАНТАСТИКА

ДЕТЕКТИВЫ И БОЕВИКИ

ПРОЗА

ЛЮБОВНЫЕ РОМАНЫ

ПРИКЛЮЧЕНИЯ

ДЕТСКИЕ КНИГИ

ПОЭЗИЯ, ДРАМАТУРГИЯ

НАУКА, ОБРАЗОВАНИЕ

ДОКУМЕНТАЛЬНОЕ

СПРАВОЧНИКИ

ЮМОР

ДОМ, СЕМЬЯ

РЕЛИГИЯ

ДЕЛОВАЯ ЛИТЕРАТУРА

Последние отзывы

Незабываемая ночь

Очень мило и приятно читать. >>>>>




Loading...
  1  

Влада Крапицкая

Воспоминания души

Глава 1

Моя жизнь превратилась в ад. «И когда-то я сама выбрала этот ад» — невесело усмехнувшись, подумала я.

Откинувшись на спинку плетёного дивана, я мутным взглядом обвела комнату. От боли хотелось выть. Весёлый фисташковый оттенок стен, скомбинированный с тёмно-зелёным, сейчас не радовал глаз, а наоборот вгонял в ещё большую депрессию. «Всё в нашем доме, и эту комнату в том числе, я делала сама, вкладывая сердце и душу. Хотелось создать мужу уют, родить детей. Жить тихо и спокойно, но… Настоящая я, оказывается, не нужна моему развесёлому кобельку».

Потянувшись к журнальному столику, я схватила бутылку своего любимого «Бейлиса» и хлебнула его прямо с горла, как заправский алкоголик. «Хоть бы поплакать что ли» — пронеслось в голове, и почувствовала, как спиртное проникает в желудок, но совсем не действует. «Но ничего, сегодня я точно напьюсь до поросячьего визга и заставлю себя поплакать. Может, даже сбегаю на пару свиданий с керамическим другом и посижу с ним в обнимку. Но это фигня. Главное, чтобы потом я смогла наконец-то поспать. Мне нужны силы, чтобы жить дальше и показать своему дражайшему супругу, что я тоже не пальцам деланая. Хотя… Он и так это знает. Скорее, это я должна показать себе».

Сделав ещё один глоток, я покосилась на бар, оценивая количество спиртного и свои аппетиты. ««Мартини» — литр. Шампанское — две бутылки. Вино белое — две бутылки. «Шеридан» — бутылочка ноль семь. Коньяк — четыре бутылки. Водка — три бутылки» — констатировала я и сморщилась, глядя на водку. «Её, беленькую, я приговорю последней, если не смогу провалиться в сон. Но всё же надеюсь, что до неё дело не дойдёт. Ненавижу водку!».

На самом деле напиваться для меня было несвойственно. То есть, я бросила эту пагубную привычку, но сейчас, впервые за десять лет, снова хотела это сделать. А когда была молодой, то не гнушалась выпить шампусика, наверх полирнуть его водочкой, а потом скакать всю ночь на дискотеке. Но такое происходило только в бурной, ранней молодости. Пока не встретила своего любимого — Бэрика, и не похоронила его потом.

Закрыв глаза, я окунулась в молодость. Туда, где жизнь играла яркими красками, и казалось, что впереди много дорог, и я обязательно многого добьюсь — буду иметь хорошую работу и зарабатывать много денег, буду путешествовать по миру, и обязательно буду любима.

«И ведь была же любима! Да и добилась всего, чего хотела. Пусть и не сразу» — к горлу подкатил ком, и я моментально отставила бутылку, чтобы наконец-то пустить слезу, а не заливаться спиртным. Но через секунду всё прошло и я снова начала себя накручивать, чтобы поплакать.

«Мля, Бэрик и на кой ляд я встретилась с тобой на той дебильной дискотеке?» — задала я вопрос в пустоту. «Ведь после этого моя жизнь круто изменилась… Но с другой стороны — не будь тебя, моё черноглазое солнце, и я не была бы сейчас тем, кем стала».

Даже если бы Бэрик стал моим двадцатым мужчиной, а не первым, я бы всё равно запомнила его на всю жизнь, потому что он был особенным.

На самом деле его звали Борис. И познакомились мы с ним при весьма щекотливых обстоятельствах. Компания, в которую входила я, что-то не поделила с компанией, в которой тусил Бэрик, а вернее, лидер которой он являлся.

То ли одной из наших девчонок не хватило места на танцполе, то ли какой-то кобыле из их компании, но закончилось всё тем, что обе компании высыпали на улицу и завязались разборки. Как обычно, всё началось с обыкновенных наездов и словесных перепалок. Так как скромностью я никогда не отличалась и была ещё той язвой, да ещё и дзюдо занималась, то всегда первая лезла в драку, надувая свою грудь второго размера колесом, как бойцовый петух. Причём задирать я любила именно парней и могла колко и метко пройтись по всей их родословной от пятого колена и заканчивая будущими потомками.

В тот вечер предметом своих наездов я выбрала Бэрика. Налетев на него, как сокол на цыплёнка, я не стеснялась в выражениях и методично указывала на все недостатки, а сама с настороженностью наблюдала за ним, чтобы не упустить момент, когда он захочет зарядить мне в бубен. Мой тренер по дзюдо был дядькой строгих принципов, и всех, кого замечал в драках, за пределами спортзала, жёстко наказывал. Мог заставить и сто кругов по спортзалу пробежать, или сто раз присесть, или сто раз отжаться, а мог и вообще выгнать из секции, поэтому я очень не хотела пропустить удар противника и затем со следами своего несдержанного поведения на лице, идти на тренировку.

  1