ФАНТАСТИКА

ДЕТЕКТИВЫ И БОЕВИКИ

ПРОЗА

ЛЮБОВНЫЕ РОМАНЫ

ПРИКЛЮЧЕНИЯ

ДЕТСКИЕ КНИГИ

ПОЭЗИЯ, ДРАМАТУРГИЯ

НАУКА, ОБРАЗОВАНИЕ

ДОКУМЕНТАЛЬНОЕ

СПРАВОЧНИКИ

ЮМОР

ДОМ, СЕМЬЯ

РЕЛИГИЯ

ДЕЛОВАЯ ЛИТЕРАТУРА

Последние отзывы

Лорд Тьмы

Понравилось. Жду продолжения!!! >>>>>

Разве мы женаты?

Что за сюжет?! Или сюда, пошла вон, опять иди сюда, потом опять пошла вон, она как тряпка половая((, не люблю такое... >>>>>




Loading...
  2  

С видимым облегчением Камерон представил его:

— Рэнд. Рэндалл Пибоди, Джейкоб Кинг.

Рэнд пересек комнату — тигриная грация, сдерживаемая мощь и настороженность. Рука его стиснула ладонь Джейка, как тисками, глаза пронзили насквозь.

— Рэнд — тот самый человек, которому я хотел бы поручить Челси. Пока мы не разберемся с возникшими неприятностями. Рэнд, поскольку ты здесь, я предполагаю…

Рэнд посмотрел на Камерона, слегка кивнул.

Джейк внимательно оглядел пришельца и с облегчением перевел дух. Если кто и сможет уберечь его упрямую дочь от опасности — так это стоящий перед ним человек. Рэнд казался воплощением железной воли и грозной силы. Этому человеку предназначено держать под контролем ситуации, с которыми бы большинство не справилось. А его дочурка Челси как раз спец по созданию таких ситуаций.

— Спасибо, — произнес он и уловил в глазах Рэнда что-то похожее на сочувствие. Челси будет в безопасности. Старик снова посмотрел на Рэнда, чуть усмехнулся. Не слишком счастлива, конечно, но в безопасности.

ГЛАВА ПЕРВАЯ


Рэнд Пибоди считал, что, побывав в аду, имеет кое-какое о нем представление.

Думал, что имеет.

Не отрывая одной руки от руля, другой он машинально потянулся к неровным шрамам, пересекавшим его лицо от виска до подбородка.

Да уж, он полагал, что основательно ознакомился с адскими муками.

До сих пор.

Машина, в которой он сидел, была слишком мала. Впрочем, это его субъективное ощущение — на самом деле автомобиль значительно превосходил размерами и, кстати сказать, удобством прочие машины.

Все дело было в молодой женщине, сидящей на пассажирском сиденье. Она смело могла претендовать на звание первой красавицы мира. Волосы невиданного им до того серебристого оттенка волной ниспадали на хрупкие загорелые плечи. При этом не могло быть никаких сомнений, что цвет волос натуральный.

Слово «карие» никак не могло служить для описания ее глаз, цвет которых Рэнд бы определил как удивительное сочетание зеленого, коричневого и желтого. Черты лица воплощали мечту художника — идеальная гармония линий, высокие скулы, точеный носик, упрямый подбородок, полные губы. Единственное, что нарушало общее совершенство образа, — принятая поза. Тоненькая, как стебелек, фигурка вся напряглась, словно в ожидании удара. А может, готовясь к броску…

На ней была униформа молодых женщин ее возраста — обтягивающие джинсы на бедрах и белый топ на тонких бретельках. Но носила она свой наряд иначе. Да это и не мудрено — одной своей стоимостью эти вещи утверждали особую ауру богатства вокруг своей хозяйки. Правильность догадки подтверждали и золотые цепочки, в изобилии обвивавшие запястья и шею девушки.

От пассажирки исходил легкий аромат жасмина. Запах призван был подчеркнуть женственность владелицы, чему резко противоречило выражение ее лица — надменное и злобное.

Естественно, он видел фотографии Челси Кинг. Трудно жить в этом мире и не видеть их. Лицо младшей принцессы Кингов мелькало на обложках с завидной частотой. Публика желала знать о ней мельчайшие подробности. Прическа, одежда, домашние животные, подруги, посещения магазинов — все годилось для общенародного обсуждения, всему придавалось не меньше значения, чем мирным переговорам на Ближнем Востоке, лекарствам от рака и выступлениям президента.

Нет, пресса уделяет ей больше внимания, чем президенту! И теперь, сидя рядом с ней, Рэнд понимал, почему. Ее красота, самое присутствие рядом действовали наподобие наркотика, опьяняя и поражая.

Что сразу отбросило его в зону ада. Он поклялся защищать ее — и сам оказался застигнутым врасплох ее магнетизмом.

Спасибо его способности к самодисциплине.

И спасибо еще, что эта редкостно красивая женщина, по всей видимости, не придает значение его существованию. Машину ведет робот, кто-то далекий, практически невидимый. Вела бы она себя так, если б взрыв не изуродовал его лицо?

Вопрос, который он не должен задавать себе.

Не успела она закончить один телефонный разговор, как ее сотовый зазвонил снова. Противная мелодия. Мелодия, уже въевшаяся ему в печенки.

Но худшее впереди. Рэнд приготовился к дальнейшему. Как по заказу, ее хрипловатый голос исполнился муки и переживаний, повод к которым некоторые девицы способны выискать практически из ничего.

— О, боже мой, Линдсэй, мой отец сошел с ума.

  2