ФАНТАСТИКА

ДЕТЕКТИВЫ И БОЕВИКИ

ПРОЗА

ЛЮБОВНЫЕ РОМАНЫ

ПРИКЛЮЧЕНИЯ

ДЕТСКИЕ КНИГИ

ПОЭЗИЯ, ДРАМАТУРГИЯ

НАУКА, ОБРАЗОВАНИЕ

ДОКУМЕНТАЛЬНОЕ

СПРАВОЧНИКИ

ЮМОР

ДОМ, СЕМЬЯ

РЕЛИГИЯ

ДЕЛОВАЯ ЛИТЕРАТУРА




Loading...
  2  

— Открой глаза, — повторил он, легонько дразня ее прикосновениями, но так, что она все равно не могла до него дотянуться.

Стиснув зубы, Синди наконец-то распахнула глаза и попыталась вложить во взгляд всю свою ярость за то, что он так нахально ухватил ее за руки, но желание уже настолько ее переполнило, что вместо протеста у нее вырвался лишь тихий удовлетворенный стон.

Гриффин склонился над ней, но на сей раз его спокойная улыбка превратилась в настоящую гримасу. Ведь ему самому было совсем не просто так долго дразнить ее. И Синди невольно улыбнулась, понимая, как тяжело ему сейчас сдерживаться.

Выругавшись сквозь зубы, Гриффин наконец-то вошел в нее. И она с готовностью задвигалась ему навстречу, глядя ему прямо в глаза, пока не почувствовала, что он теряет над собой контроль. И тогда она снова зажмурилась, полностью отдаваясь во власть захлестнувшего ее с головой наслаждения.

Тяжелый и горячий, Гриффин все еще лежал на ней, и Синди это нравилось. Она чувствовала себя полностью удовлетворенной. Причем не только физически. Пусть она и безумно нуждалась в Гриффине, сейчас он в очередной раз доказал, что и сам нуждается в ней не меньше.

Потом он наконец-то слез с нее и крепко прижал к себе, а она даже и не попыталась сопротивляться. В конце концов, он прав. Ее начальник, Далтон Кейн, все равно сегодня не появится в офисе, а значит, сегодня у нее все равно не будет никакой работы.

И несмотря на то, что Синди и так сильно опаздывала и ей еще нужно было принять душ и позавтракать, она позволила себе уснуть. Ведь сейчас у нее все равно ни на что не было сил, а на работе без нее прекрасно обойдутся.


Гриффин чертовски устал, но спать ему все равно не хотелось. Он никак не мог понять, почему его тяга к Синди все никак не ослабевает. Ладно, похоже, он еще живет по норвежскому времени, так что заснуть у него все равно не получится. Или шведскому? Включив телевизор, Гриффин насыпал себе хлопьев, но не успел еще залить их молоком, как в дверь позвонили.

Кто бы это мог быть?

Открыв дверь, он увидел на пороге своего брата, Далтона, в помятой рубашке и джинсах. А ведь обычно братец выглядел так, словно только что сошел с рекламы дорогих костюмов. Черт, Далтон действительно стоял перед ним в джинсах. А ведь Гриффин раньше даже и не подозревал, что у брата есть хоть одни джинсы. А еще он казался невероятно вымотанным и усталым. Как будто за последние пару дней ему пришлось слишком много всего перенести.

Не зная, как лучше начать разговор, Гриффин просто сказал:

— Привет, а ты сегодня рано.

Далтон задумчиво оглядел босые ноги Гриффина и шорты, которые тот надел всего пару минут назад.

— Я не рано, — сухо заметил он. — Уже почти полдень.

Почти полдень. Черт, ему не стоило так сильно задерживать Синди.

Гриффин пристально посмотрел на брата. А ведь Далтон не знает, что он спит с его помощницей. Конечно, Гриффин не думал, что он может что-то иметь против их связи, но все же…

Старательно пытаясь вести себя как ни в чем не бывало, Гриффин глянул на часы над телевизором и усмехнулся:

— Всего-то одиннадцать часов пять минут, до полудня еще далеко, а я только вчера вернулся с Ближнего Востока. — Или из Норвегии? Или это была все-таки Швеция? Черт.

Ладно, будем надеяться, что Далтон тем более не помнит, откуда он только вернулся. Сперва была встреча с «Бреген петро» то ли в Швеции, то ли в Норвегии, а потом еще одни переговоры в Йемене. На каждую из этих рабочих поездок Гриффин потратил ровно по одному дню, а потом еще двое суток провел в Руанде. Никто из компании ничего не знал о завершающем этапе поездки, но для Гриффина он-то и был самым главным.

В тайне ото всех Гриффин связался с международной благотворительной организацией. «Надеждой2О», и именно ради нее и отправился в Руанду, чтобы наладить водоснабжение засушливого региона.

Работа требовала от Гриффина бесконечных поездок по всему миру, но, разумеется, в «Инновациях Кейна» никто даже и не подозревал о его деятельности. Нет, Кейны, конечно, при желании могли вносить пожертвования в определенные фонды, вот только мало кто из них хоть когда-нибудь сталкивался с настоящей нищетой, считая, что грязная работа не пристала таким важным особам. И Гриффину совершенно не хотелось, чтобы кто-нибудь из родственников, даже брат, узнали бы, как «низко» он пал.

— Хочешь перекусить? — спросил Гриффин, возвращаясь к дивану.

  2