ФАНТАСТИКА

ДЕТЕКТИВЫ И БОЕВИКИ

ПРОЗА

ЛЮБОВНЫЕ РОМАНЫ

ПРИКЛЮЧЕНИЯ

ДЕТСКИЕ КНИГИ

ПОЭЗИЯ, ДРАМАТУРГИЯ

НАУКА, ОБРАЗОВАНИЕ

ДОКУМЕНТАЛЬНОЕ

СПРАВОЧНИКИ

ЮМОР

ДОМ, СЕМЬЯ

РЕЛИГИЯ

ДЕЛОВАЯ ЛИТЕРАТУРА

Последние отзывы

Любовь в награду

Мило. Ни одной любовной сцены, ни одного признания в любви, зато сразу замуж позвал >>>>>

Видение

Предсказуемо, но для любителей мистики читать однозначно >>>>>




Loading...
  2  

Леди Уорбертон вознамерилась появиться в костюме, олицетворявшем Британию.

Леди Джерард выбрана Селену, богиню Луны.

Эти две леди беспокоились, что кто-нибудь опередит их в выдумке и что многие другие претенденты будут разочарованы.

Элоиза замахнулась на костюм Клеопатры.

Соперницы весьма неохотно согласились с этим ее требованием.

Графу соответственно предложили стать Марком Антонием.

Он полагал, что желание Элоизы облачиться в костюм Клеопатры было слишком экстравагантным, и это его несколько будоражило.

— Клеопатра была египетской царицей и потому носила фантастически дорогие драгоценности, — объясняла Элоиза графу. — Вспомните, как Клеопатра дала Марку Антонию вино, в котором растворила жемчужную сережку!

Разговоры об этом продолжаются до сих пор.

— В те времена жемчуг был самой дорогостоящей ценностью, а так как общество не прочь развивать легенду о сережке, я считаю это излишней эксцентричностью, — возражал граф.

— Я не сомневаюсь, дражайший Ингрэм, что вы не откажете мне в паре жемчужных сережек.

Конечно, такие сережки можно было приобрести на Бонд-стрит за баснословную цену.

Граф обнаружил, что само платье по указанию Элоизы было украшено гирляндами из драгоценных камней.

— В конце концов, вы наденете это платье только на один вечер и все эти перлы больше никогда не будете носить, — сопротивлялся граф.

— Я хочу выглядеть абсолютно достоверно, все должно быть подлинным, — не сдавалась Элоиза.

Граф вынужден был заплатить за все сполна просто потому, что Элоиза была самой красивой из всех когда-либо виденных им девушек, а он уверял себя, что его избранница непременно должна быть выдающимся явлением.

Элоиза, с ее рыжими волосами, зелеными глазами и прозрачной кожей, действительно была самой очаровательной молодой женщиной во всем Мэйфэйре .

Ее соперницами, полагавшими, что их красота могла бы затмить ее, были в основном замужние женщины, которых обожал принц Уэльский, позволивший себе завести интригу с женщиной не своего класса, за что подвергся остракизму со стороны остальных представителей светского общества.

Пилли Пэнгтри наперебой приглашали к себе именитые хозяйки известных домов Лондона.

Тогда же принц пополнил свой список графиней Варвикской, с которой у него была настоящая любовь, принцессой де Саган и множеством других красоток.

Позднее он испытал величайшее наслаждение, прельстившись чарами миссис Кеппел.

Графу также отнюдь не были чужды головокружительные увлечения красивыми замужними женщинами.

Но, только увидев Элоизу Брук, ом подумал, что бриллианты Ардвиков будут выглядеть потрясающе на ее ослепительных волосах.

И в свои двадцать восемь решил, что пора наконец остепениться, произвести наследника или, вернее, нескольких сыновей, которые унаследуют его обширные поместья.

Поколение за поколением Ардвики приумножали свое богатство.

И теперь десятый граф Ингрэм Ардвик являлся одним из крупнейших землевладельцев Англии.

Он едва мог осознать, что девушка, которую он выбрал себе в жены, предпочла ему герцога.

И тотчас вспомнил, что самолюбие Элоизы было задето, когда ее подруга вышла замуж за маркиза.

Он-то считал, что союз с человеком, на двадцать лет старше ее, нельзя назвать завидным браком. Зато у него заманчивый титул.

Разве Элоиза могла проигнорировать тот факт, что ее подруга пойдет на обед перед нею?

Для Элоизы стать герцогиней означало «быть бревном в глазу» для честолюбивых мам и отчаянно стремящихся показаться в свете дебютанток.

Они бегали за Данбриджем с тех пор как тот окончил Итон.

Конечно, граф был не настолько глуп, чтобы не замечать своих достоинств.

Помимо исключительной красоты, он отличался яркими спортивными достижениями; он слыл самым интеллигентным среди молодых придворных.

Он самостоятельно управлял имениями, обладая блестящими организаторскими способностями, что было предметом зависти для прочих землевладельцев графства.

Его лошади постоянно выигрывали классические скачки.

Он был экспертом во время игры в поло, проходившей в Хантинг-Филд.

Он так часто побеждал в забегах и скачках с препятствиями, что иные любители спорта отказывались состязаться с ним.

«С меня довольно! Я не хочу больше видеть, как вы обгоняете меня, — сказал один из них на прошлой неделе. — Гораздо проще преподнести вам кубок победителя еще до старта, чем доводить себя до изнеможения, мчась галопом по пересеченной местности, чтобы в результате вы первым приходили к финишному столбу».

  2