ФАНТАСТИКА

ДЕТЕКТИВЫ И БОЕВИКИ

ПРОЗА

ЛЮБОВНЫЕ РОМАНЫ

ПРИКЛЮЧЕНИЯ

ДЕТСКИЕ КНИГИ

ПОЭЗИЯ, ДРАМАТУРГИЯ

НАУКА, ОБРАЗОВАНИЕ

ДОКУМЕНТАЛЬНОЕ

СПРАВОЧНИКИ

ЮМОР

ДОМ, СЕМЬЯ

РЕЛИГИЯ

ДЕЛОВАЯ ЛИТЕРАТУРА

Последние отзывы

Блестящая девочка

Так получилось, что сначала прочитала про дочку главных героев, про Мег Коранда. Этот роман скорее психологический,... >>>>>




  1  

Никола Марш

Флирт — моя стихия!

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Бетани Уокер гримасничала перед зеркалом, придирчиво всматриваясь в свое отражение в полный рост.

Плотные темные колготки, белая мешковатая блуза, заправленная в мышастую юбку годе длиной до середины икры, никакого намека на каблуки и подчеркнуто аскетическая прическа.

— Кажется, я выгляжу как-то… грузновато.

— Я бы сказка, что еще и очень отталкивающе, — ехидно добавила кузина Лана, деловито поправив на носу массивные очки в роговой оправе.

— Да уж, — согласилась с ней Бетани. — Уродец и зануда, точно?

— Так, — удовлетворенно кивнула Лана, обходя кузину со всех сторон и придирчиво оглядывая ее от тугого пучка светлых волос на макушке до обшарпанных балеток. — Именно так и выглядят все музейные экскурсоводы со стажем.

— И библиотечные дамы, — добавила Бетани.

— И они тоже, — согласилась ее двоюродная сестра, сама еще тот «ботаник», не понаслышке знакомая с темой женской непрезентабельности.

— Как ты можешь такое носить? — Бетани недоуменно вскинула брови.

— То же самое я могла бы спросить и у тебя, — кивнула Лана в сторону небрежно брошенных на спинку стула ярких нарядов самой Бет и валявшихся на полу босоножек на шпильках.

— Ты права, — в очередной раз согласилась Бетани, не в силах отвести потрясенного взгляда от своего неказистого облика.

— Когда человек, облаченный в такие вот одежды, открывает рот, людей ничего не отвлекает от содержания сказанного, — заметила девушка с принципиальными взглядами.

— А мне всегда казалось, что располагающий вид собеседника способствует взаимопониманию, — возразила блондинка.

— Об этом можно спорить вечно. Но я тебя уверяю, что, если человек владеет предметом и умеет это убедительно продемонстрировать, внешний вид если и играет какую-то роль, то не решающую.

— Пожалуй, — кивнула Бет. — Есть у тебя еще какое-нибудь напутствие, наставление?

— Одно есть, — отозвалась Лана.

— Какое? — заинтересованно спросила Бет, хотя ей сразу не понравился коварный огонек в глазах Ланы, которая, предварительно смерив свою жертву взглядом, приблизилась к письменному столу и открыла верхний ящик.

— Вот это. Ты непременно должна нацепить их как окончательный штрих.

Сердце Бетани упало. Лана протянула сестре очки в полной уверенности, что та наденет их, хочется ей того или нет.

Они были очень старые и нелепые настолько, что даже Лана их больше не надевала. Они в принципе не могли вызвать иного чувства, кроме ужаса. Но хлебосольная ладонь с очками, неумолимо застывшая перед носом, требовала их взять.

— О! Нет, не заставляй, — жалобно проговорила Бетани, — Я не могу надеть это. Достаточно того, что уже есть на мне. Я вполне готова, Лана.

— Любой, глянув на тебя вполглаза, поймет, что это не более чем маскировка. Ты посмотри только на свою холеную мордашку, Барби. А твоя осанка? Да кто поверит, что ты книжный червь?

— А если надену эти очки, по-твоему, поверят? — с сомнением спросила Бетани.

— Если ты их наденешь, на тебя дважды не взглянут, — убежденно произнесла Лана, упорно тыча в нее очками.

— У кого четыре глаза, тот похож, сама знаешь на кого, — пробормотала Бет, брезгливо насаживая очки на свой аккуратненький носик.

— Только не говори, что в среде экскурсоводов и музейных работников распространены такие дразнилки, — насмешливо фыркнула Лана.

Этот смешок адресовался главным образом внешнему облику двоюродной сестры, а не предмету разговора.

Бетани тяжко вздохнула, видя себя в зеркале. Еще недавно она и сама носила нечто подобное, пока не открыла для себя благодать контактных линз, поскольку вовремя заметила, что очкастым, хоть и умным, девочкам мальчики почему-то предпочитают красоток.

— И правда, совершенно иной вид, — согласилась Бет, смирившись со своим новым имиджем музейного работника.

— Невеста Франкенштейна! — с довольной улыбкой отпустила весьма сомнительный комплимент двоюродная сестра.

Обе девушки рассмеялись.

— Теперь ты точно похожа на огородное пугало. Хочешь, я тебе свою соломенную шляпку одолжу?

— Нет, и на этом спасибо, — отозвалась Бет, вертясь перед зеркалом.

— Ладно… хватит дурачиться. Переодевайся! — велела ей Лана.

— Считаешь, что босоножки, топик и мини-юбка позволят мне дольше сохраниться при низкотемпературном режиме музейных залов и хранилищ? — пошутила Бетани.

  1