ФАНТАСТИКА

ДЕТЕКТИВЫ И БОЕВИКИ

ПРОЗА

ЛЮБОВНЫЕ РОМАНЫ

ПРИКЛЮЧЕНИЯ

ДЕТСКИЕ КНИГИ

ПОЭЗИЯ, ДРАМАТУРГИЯ

НАУКА, ОБРАЗОВАНИЕ

ДОКУМЕНТАЛЬНОЕ

СПРАВОЧНИКИ

ЮМОР

ДОМ, СЕМЬЯ

РЕЛИГИЯ

ДЕЛОВАЯ ЛИТЕРАТУРА

Последние отзывы

Трудное примирение

Понравился! Однозначно рекомендую! >>>>>

Букет гардений

Концовка в печь...скомкали как будто деревья кончились и печатать не на чем... сам роман читабелен...Единственно... >>>>>




Loading...
  2  

— В Лиму, папа? — удивленно переспросила Кэтрин.

— Ты слышала, что я сказал, Поэтому будь готова к тому, что через неделю мы вместе уедем отсюда. Кстати, не забудь приготовить свои лучшие платья — если ты думаешь, что настоящие леди в Лиме не знают, что такое мода, то глубоко заблуждаешься.

Лючия навострила уши, услышав последнюю фразу отца. Она прекрасно знала, что после смерти матери сэр Джон Каннингхэм стал очень интересоваться «настоящими леди».

После нескольких минут растерянности Кэтрин уже отдавала приказания подобрать новые платья и капоры, накидки и домашние туфли, перчатки и зонтики, то есть все то, что в свое время помогла ей выбрать Лючия, сопровождая сестру по модным магазинам.

Бремени подумать о себе самой, заняться приобретением собственного хорошего гардероба у Лючии просто не было — она тянула на себе все хозяйство. Кроме отца, в их доме был еще один мужчина — кузен Доркас, поселившийся у них в качестве компаньона со дня смерти матери. Приступы артрита превратили его в калеку, и он никак не мог смириться с этим.

Через несколько дней после этого разговора, придя к завтраку, как обычно, позже всех, Кэтрин заявила:

— Вы знаете, что Ханна отказывается ехать со мной?

— Что значит отказывается? — уточнила Лючия.

— Ты когда-нибудь перестанешь меня переспрашивать? — резко оборвала ее Кэтрин. — Она говорит, что слишком стара и больше всего на свете боится морских путешествий.

— Но Ханна всегда сопровождала тебя, — заметила младшая сестра. — Почему же она отказывается на этот раз?

Честно говоря, Лючия догадывалась о причине, побудившей Ханну отказаться сопровождать Кэтрин. Да, сэр Джон Каннингхэм щедро платил слугам, его богатство позволяло ему делать это, но вот сама Кэтрин… Она была сурова, и слуги, особенно молодые, отчаянно ее боялись.

— Я думаю, что смогу уговорить Ханну, — продолжила Лючия.

— Ха! Попробуй, — сердито ответила Кэтрин. — Я требовала, кричала от ярости, я умоляла, обещала повысить ей жалованье, но она уперлась, как мул. Ханна не поедет. Если, конечно, не затащить ее на борт насильно.

— Тогда возьми с собой Розу, — мягко предложила Лючия.

— Роза глупа как пробка, — Кэтрин никак не могла остыть, — и, кроме того, не умеет шить.

— Эмили слишком молода. — Лючия продолжала перебирать кандидатуры служанок. — В крайнем случае я могу обратиться в контору по найму слуг. Может быть, там, на месте, найдется что-нибудь подходящее.

— Позаботься лучше о себе, — грубо ответила Кэтрин. — Послушай, а почему бы тебе самой не поехать с нами? В любом случае это лучше, чем брать с собой одну из этих полоумных.

Лючия с удивлением взглянула на старшую сестру, а затем и на отца, который неожиданно поддержал Кэтрин:

— А что? Сдается мне, это неплохая идея! Я сниму там дом, и Лючия будет заниматься в нем хозяйством. Она отлично знает, какие именно блюда я предпочитаю. Перуанская кухня слишком остра для моего желудка.

— Ты серьезно говоришь, что возьмешь меня с собой, папа? — недоверчиво спросила Лючия.

— Конечно! А почему бы и нет? — раздраженно ответил сэр Каннингхэм и с этими словами покинул комнату.

Лишь только когда судно отшвартовалось от Портсмута и взяло курс на Ла-Манш, Лючия поверила, что это был не сон.

До сих пор не было случая, чтобы отец взял ее с собой. Это можно было отнести и к балам, и к званым вечерам — словом, ко всем выездам, куда Каннингхэм обязательно брал Кэтрин.

Когда Лючия была еще совсем молоденькой девушкой, ей стало ясно, что отец ненавидит ее, тяготится и раздражается ее присутствием в доме, и, кажется, она понимала — почему. Прежде всего Кэтрин была значительно красивее, чем Лючия. Во-вторых, сэр Джон Каннингхэм, мечтавший о наследнике, получил вместо сына вторую дочь и был очень разочарован. Позже он узнал, что его жена больше не сможет иметь детей.

Сэр Джон происходил из древнего шотландского рода. Это была та ветвь Каннигхэмов, которые жили в Лоуленде из поколения в поколение, имели огромное поместье с древним фамильным замком и не интересовались ничем, что происходило за пределами их усадьбы. Однако Джон Каннингхэм был исключением из всей этой династии. С юных лет он жаждал разбогатеть и имел интерес к путешествиям, благодаря чему приобрел определенный вес в деловых кругах.

После смерти отца Джон обрел не только богатство, но и унаследовал титул барона, который открывал ему доступ в общество, сгруппированное в Лондоне вокруг аристократических Регент-Хауса и Карлтон-Хауса. Правда, в списке его друзей и знакомых никогда не было членов королевской фамилии, и потому сэр Джон прекрасно понимал, что ни он, ни Кэтрин никогда не смогут быть приняты в высших кругах, так как представители так называемых сливок лондонского общества не признают его человеком своего круга.

  2