ФАНТАСТИКА

ДЕТЕКТИВЫ И БОЕВИКИ

ПРОЗА

ЛЮБОВНЫЕ РОМАНЫ

ПРИКЛЮЧЕНИЯ

ДЕТСКИЕ КНИГИ

ПОЭЗИЯ, ДРАМАТУРГИЯ

НАУКА, ОБРАЗОВАНИЕ

ДОКУМЕНТАЛЬНОЕ

СПРАВОЧНИКИ

ЮМОР

ДОМ, СЕМЬЯ

РЕЛИГИЯ

ДЕЛОВАЯ ЛИТЕРАТУРА

Последние отзывы

Моя загадочная голубка

Согласна с комментариями. Смешно ,когда жену девственницу ,называет шл***й )) >>>>>




Loading...
  1  

Шэрон Кендрик

Красавица с характером

Роман


Глава 1

Спящая женщина показалась Коннелу скорее загадочной, чем привлекательной. Ее красота выглядела несколько поблекшей. Он мог сравнить ее с розой, свежей и прекрасной, в петлице мужского фрака накануне бурного ночного застолья, но печально поникшей к концу вечеринки.

Женщина крепко спала, раскинувшись на белом кожаном диване. Под мешковатой футболкой слегка обозначались грудь и бедра, но стройные, длинные, загорелые ноги были открыты. Поблескивая на весеннем солнце, рядом валялся хрустальный бокал для шампанского. Из приоткрытой двери с балкона веяло свежестью, однако в комнате еще не выветрился запах сигаретного дыма и ароматизированных свечей. Коннел недовольно поморщился, отметив очевидные следы светской вечеринки на великолепном теле Эмбер Картер: ее голова покоилась на сгибе руки, а роскошные черные волосы рассыпались по плечам.

Если бы Коннел имел дело с мужчиной, он бесцеремонно потряс бы его за плечо, но перед ним была женщина – избалованная и волнующе красивая, за которую он теперь в ответе. Он не хотел дотрагиваться до нее – не решался.

«Черт бы побрал Амбруаза Картера», – подумал Коннел, вспоминая настойчивую просьбу старика:

– Спаси ее от нее самой. Кто-то должен убедить ее, что дальше так жить нельзя.

Совесть не позволила Коннелу отказаться от безнадежной затеи.

Он прислушался: в квартире было тихо. Тем не менее стоило проверить, не валяется ли еще одно бесчувственное тело в одной из многочисленных комнат: никто не должен услышать то, что Коннел собирался сказать Эмбер. Он прошелся по квартире, обнаружив засохшие остатки пиццы в промасленной коробке и полупустые бутылки дорогого шампанского. Кое-что, правда, заинтересовало его. В одной из спален, с разбросанными по полу книгами и одеждой, валяющейся тут же и свисающей с пыльного велотренажера, за диваном он заметил стопку картин. Инстинкт коллекционера заставил его приглядеться. Живопись была экспрессивной и злой – резкие мазки, яркие цветовые пятна, кое-где контрастно выделенные черным. Коннел не стал задерживаться, напомнив себе о цели визита. Вернувшись в гостиную, он застал Эмбер Картер в той же позе, в какой оставил.

– Просыпайся, – пробурчал он и, не дождавшись ответа, повторил громче: – Просыпайся, я сказал.

Она пошевелилась. Смуглая рука приподнялась, отведя густую прядь блестящих черных волос, почти скрывающих лицо. Он увидел ее профиль: аккуратный вздернутый носик и пухлые розовые губы. Густые ресницы дрогнули, когда она повернула голову, чтобы взглянуть на него. У Коннела перехватило дыхание при виде зеленых глаз необыкновенной красоты: он на секунду забыл, зачем пришел.

– Что случилось? – спросила она хрипловато. – Кто ты, черт возьми?

Эмбер уселась и оглядела комнату, не проявляя признаков паники. Вероятно, не в первый раз в середине дня ее будил вошедший в квартиру незнакомец. Коннел снова недовольно поморщился.

– Меня зовут Коннел Девлин, – представился он, надеясь увидеть в ее лице признаки узнавания.

Однако она смотрела равнодушно, без интереса.

– Вот как? – Окинув его ленивым взглядом, она зевнула. – Как ты вошел в квартиру, Коннел Девлин?

Надо заметить, что Коннел был весьма старомоден, – многие женщины разочарованно отмечали в нем это качество. Его охватило негодование, потому что Эмбер в точности соответствовала всему, что говорили о ней: она была распущенной, эгоистичной. Злость, по крайней мере, должна вытеснить вожделение. Глядя, как колышется ее грудь, с какой врожденной грацией она встала и прошла по комнате, Коннел чувствовал непроизвольное сексуальное возбуждение.

– Дверь была открыта, – сообщил он неодобрительно.

– Точно. Не закрыл тот, кто уходил последним. – На губах появилась милая улыбка, за которую мужчины, вероятно, прощали ей все. – Вчера у меня была вечеринка.

Коннел был серьезен.

– Не боишься, что тебя ограбят или… еще хуже?

– Не боюсь. – Она пожала плечами. – В подъезде надежная охрана. Хотя тебя они почему-то пропустили. Как тебе удалось пройти?

– У меня ключ. – Он покрутил на пальце брелок, сверкнувший на ярком солнце, не сводя глаз с Эмбер: футболка облегала ягодицы, подчеркивала крутой изгиб бедер.

  1