ФАНТАСТИКА

ДЕТЕКТИВЫ И БОЕВИКИ

ПРОЗА

ЛЮБОВНЫЕ РОМАНЫ

ПРИКЛЮЧЕНИЯ

ДЕТСКИЕ КНИГИ

ПОЭЗИЯ, ДРАМАТУРГИЯ

НАУКА, ОБРАЗОВАНИЕ

ДОКУМЕНТАЛЬНОЕ

СПРАВОЧНИКИ

ЮМОР

ДОМ, СЕМЬЯ

РЕЛИГИЯ

ДЕЛОВАЯ ЛИТЕРАТУРА

Последние отзывы

Крупным планом

очень приятный роман так всё органично написано читаешь и получаешь удовлетворение от прочитанного >>>>>




Loading...
  2  

— Знаешь, Гарольд отказывается украсть у вас кухарку. Я приставала и приставала, умоляя его хотя бы попытаться.

— Знает, что она ему не по карману! — усмехнулась Джулия. — Каждый раз, когда кто-то пытается ее переманить, она приходит ко мне и я повышаю ей жалованье. Она знает, с какой стороны хлеб маслом намазан!

Джулия сама принимала подобные решения, потому что отец больше был не в силах этим заниматься. Мать в свое время хозяйством не занималась. Хелен Миллер в жизни ничем и никем не управляла, даже слугами. Эта крошечная женщина вечно боялась обидеть окружающих, будь то лакеи или горничные. Пять лет назад они погибла в перевернувшемся экипаже. Этот несчастный случай оставил Джеральда Миллера калекой.

— Как отец? — спросила Кэрол.

— Все так же.

Кэрол всегда это спрашивала и крайне редко получала иной ответ.

«Ему повезло остаться в живых», — твердили доктора, когда ошеломили Джулию своим диагнозом: Джеральд уже никогда не будет прежним. Слишком сильна была травма головы. Семь переломов в конце концов срослись, но разум не вернулся. Доктора были с ней откровенны и не оставили надежды. Отец будет нормально засыпать и просыпаться, сможет даже есть, если его кормить с ложки. Но не сможет связно мыслить и разговаривать. И с его уст не сорвется ничего, кроме бессвязного бреда. Повезло остаться в живых?

Джулия часто засыпала в слезах, думая об этом.

И все же Джеральд опроверг предсказания докторов. Как-то через год после роковой поездки он ненадолго пришел в себя, а потом это стало случаться каждые несколько месяцев. Прекрасно сознавал, кто он и где находится. Помнил, что с ним случилось. Но в первые несколько раз Джеральда охватывала такая ярость, что моменты просветления трудно было назвать благом. Но он помнил! Каждый pаз вспоминал предыдущие периоды ясного сознания. На несколько минут, на несколько часов снова становился собой. Но это никогда не длилось слишком долго. И в промежутках сознание снова меркло.

Доктора не могли это объяснить. Они вообще не ожидали, что временами инвалид будет приходить в себя. И по-прежнему не давали надежды на то, что когда-нибудь он поправится. Называли его моменты просветления счастливой случайностью. По их словам, подобных явлений никогда не случалось. Она предупреждали Джулию, что вряд им это случится снова. Но это случалось.

Когда отец в третий раз пришел в себя, сердце Джулии сжалось от боли.

— Где твоя мать? — спросил он.

Ей советовали не волновать отца, если он когда-нибудь снова «проснется», а это означало, что нельзя говорить ему о смерти жены.

— Она уехала за покупками. Ты… ты знаешь, как она любит ездить по магазинам.

Отец рассмеялся. Любовь матери к покупкам была едва ли не единственным ее увлечением. Она часами пропадала в магазинах, где покупала совершенно не нужные вещи. Но Джулия сама еще была в трауре. И ей труднее всего было улыбаться, сдерживая слезы, пока он снова не погружался в серое царство небытия.

Конечно, она обращалась к различным докторам. И каждый раз, когда очередной эскулап отрицал возможность выздоровления, давала ему отставку и находила нового. Но со временем перестала это делать и оставила последнего, доктора Эндрю. Потому что тот был достаточно честен, чтобы признать случай отца уникальным.

Немного погодя, когда они оказались в столовой для завтрака, Кэрол, несшая к столу свою наполненную с верхом тарелку вкупе с большой корзинкой пирожков, внезапно остановилась. Похоже, она наконец заметила последнее добавление к обстановке комнаты.

— Господи милостивый, как тебе это удалось?! — воскликнула Кэрол, с изумленным видом поворачиваясь к Джулии.

Та взглянула на большую красивую коробку, стоявшую наверху горки с фарфором. На подкладке из голубого атласа, за стеклянной крышкой сидела прелестная кукла. Джулия уселась за стол, стараясь не краснеть.

— Несколько недель назад, — прошептала она, знаком приглашая Кэрол садиться, — я нашла человека, который только что открыл магазин рядом с нашим. Он делает эти красивые коробки для хранения сувениров. Я не хотела, чтобы кукла развалилась от времени, вот и заказала для нее коробку. Я еще не решила, куда ее поставить, тем более что моя комната так захламлена. Но уже привыкла видеть ее здесь.

— Не знала, что ты все еще хранишь куклу, которую я тебе подарила, — восхищенно прошептала Кэрол.

— Ну конечно, храню. Она по-прежнему остается моей самой большой драгоценностью, — призналась Джулия.

  2