ФАНТАСТИКА

ДЕТЕКТИВЫ И БОЕВИКИ

ПРОЗА

ЛЮБОВНЫЕ РОМАНЫ

ПРИКЛЮЧЕНИЯ

ДЕТСКИЕ КНИГИ

ПОЭЗИЯ, ДРАМАТУРГИЯ

НАУКА, ОБРАЗОВАНИЕ

ДОКУМЕНТАЛЬНОЕ

СПРАВОЧНИКИ

ЮМОР

ДОМ, СЕМЬЯ

РЕЛИГИЯ

ДЕЛОВАЯ ЛИТЕРАТУРА

Последние отзывы

Лицо из снов

Шикарная книга! Читала давно, но вспомнила сразу, очень захватывающий сюжет. >>>>>

Погоня за счастьем

На редкость ужасный и нудный роман. Бред полнейший, сюжет и главные герои ужасные. Бесят все герои книги. Это... >>>>>




Loading...
  1  

Доминик Сильвен

Когда людоед очнется

Шел я как-то мимо леса,

Совы там кричат: «Ух! Ух!»

Я-то сразу догадался:

«По башке ему — бух-бух!»

А я раз — и был таков!

Шел я как-то мимо леса,

Дятлы там стучат: «Тук! Тук!»

Я-то сразу догадался:

«Посади его в сундук!»

А я два — и был таков!

Акадийская [1] считалка

*

Пряный аромат магнолий напоил Хармони-стрит благоуханием, но девушка чувствовала только запах перегара, которым разило от паршивого коротышки, притиснувшего ее к стенке фургона.

— Ты, больной, отвали!

— Куда ж мне без сиделочки вроде тебя!

Она не верила своим ушам. На что рассчитывает средь бела дня вонючий хорек в гавайке, да еще и росточком с Микки-Мауса? На севере зловещей горой клубились лиловые грозовые тучи, но прямо над Гарден-Дистрикт солнечный столб, пробив свинцовое небо, припекал белые виллы. Из-за оград доносились обрывки музыки, голоса ребятишек, матерей семейств и нянек.

— Пойди проспись, не то я весь квартал переполошу.

Справа от нее шевельнулась чья-то тень:

— Детка, ты всерьез думаешь, что в этом квартале богатеев кому-то есть до тебя дело?

Она обернулась. Второй был заметно выше первого: не моложе сорока, в мятом костюме и черной рубашке со светлым жестким воротничком, как у проповедника, он смахивал на служителя дьявола. Она вспомнила, как ее приятель Ронни отметелил типа, пытавшегося стырить его куртку. Нацелившись хорьку прямо в лоб, она изо всех сил боднула его. И удрала, чувствуя, как из глаз снопом сыплются искры.

— Езекия! Она меня башкой ударила!

— Хорош ныть, лови ее. Я подгоню тачку, и мы ее заарканим.

Ноги несли ее сами. Сердце колотилось как бешеное, горло перехватило так, что она ощутила привкус собственной крови. И тут впереди возникла темная громадина. Девушка едва в нее не врезалась. Откуда ни возьмись, перед ней встал великан с рожей и грудью гризли. И каким-то воющим орудием в руках.

Гром прокатился над озером Понтчартрейн.

Это конец, подумала она, я еще могу наподдать хорьку, но куда мне против гризли, к тому же с бензопилой. Гарден-Дистрикт — вовсе не шикарный и безопасный жилой квартал. Это последний круг ада, которым заправляет троица демонов.

Человек-гризли бросился на нее с ревом, заглушившим вой пилы. Она лишь застонала, когда он поравнялся с ней. Но он погнался за хорьком, поспешно отступавшим к обшарпанной открытой машине. Проповедник прямо с места запрыгнул внутрь и попытался завести мотор. Вдали сверкнула молния. Карлик нырнул в машину рыбкой, что-то промычал, засучил ногами в зеленоватых штанах и застыл, словно пучок лука-порея, приложившись головой о стенку. Пила впилась в шину. Проповедник рванул было из машины, но двуногая зверюга, которую так и распирало от жира и мускулов, оказалась слишком близко. Визг пилы оборвал нечеловеческий вопль проповедника.

— Черт, так не бывает, — выговорила девушка.

Теперь она видела только спину гризли, подрагивающую в такт пиле. До нее доносились завывания лезвия, кромсавшего плоть, слишком податливую для этого жестокого мира.

Окончив резню, гризли обернулся к ней, подмигнул и спросил, как она. И тут она обнаружила, что проповедник все еще жив, но его вырвало прямо на жилет. Великан воспользовался телефонной будкой, чтобы вызвать полицию и пояснить, что он прихватил двух отморозков, пытавшихся изнасиловать девушку, — одного недомерка и зверя покрупнее.

— Я Брэд Арсено, — представился он, вешая трубку. — А тебя как звать?

— Ингрид.

— Ингрид, а дальше как?

— Ингрид Дизель.

— Не похоже на французскую фамилию.

— Я родилась в Калифорнии.

— А живешь в Новом Орлеане?

— Мы с родителями только что переехали.

— Здесь не каждый день такое творится.

— И на том спасибо.

Первая капля дождя упала ей на плечо. Вторая шлепнулась на нос. Она стерла ее пальцем и посмотрела на небо, готовое прорваться ливнем.

— Ну, сейчас хлынет, пойдем спрячемся от дождя до приезда легавых, — решил Брэд Арсено, показывая на автобусную остановку. И обращаясь к проповеднику: — Ты, не вздумай рыпаться, а не то сделаю из тебя бифштекс по-татарски. Усек?

— Ноу проблемо.

— Говори «да, сэр», дурья башка!

— Да, сэр.

— Так-то лучше, дурья башка.

Ингрид с Брэдом укрылись на автобусной остановке. Пила возле скамейки крутилась все медленнее.


  1