ФАНТАСТИКА

ДЕТЕКТИВЫ И БОЕВИКИ

ПРОЗА

ЛЮБОВНЫЕ РОМАНЫ

ПРИКЛЮЧЕНИЯ

ДЕТСКИЕ КНИГИ

ПОЭЗИЯ, ДРАМАТУРГИЯ

НАУКА, ОБРАЗОВАНИЕ

ДОКУМЕНТАЛЬНОЕ

СПРАВОЧНИКИ

ЮМОР

ДОМ, СЕМЬЯ

РЕЛИГИЯ

ДЕЛОВАЯ ЛИТЕРАТУРА

Последние отзывы

Влюбиться в лучшего друга

спасибо,понравилась книга >>>>>

Любовница собственного мужа

Легко читается и в общем неплохо..!))) >>>>>



загрузка...


  1  

Сара Крейвен

Как влюбить в себя жену

ГЛАВА ПЕРВАЯ

– Нет, – холодно отрезала Эмили и сверкнула глазами на двоих юристов, сидящих по другую сторону письменного стола. – Никакого развода. Будьте добры, сообщите вашему клиенту, что я хочу объявить брак недействительным. Юрист помоложе громко ахнул, чем заслужил осуждающий взгляд от старшего коллеги Артуро Маззини. Синьор Маззини в замешательстве снял очки, протер их и снова водрузил на нос.

– Но, графиня, главное – расторжение брака, а не то, каким образом это делается, – мягко заметил он.

– Я в состоянии сама решить, что важно, а что нет, – сказала Эмили. – Развод подразумевает, что брак между нами существовал, а я хочу, чтобы всем было ясно: я не являюсь и никогда не являлась женой графа Рафаэля Ди Салиса… в общепринятом смысле слова.

– Чтобы всем… было ясно? – ужаснулся синьор Маззини. – Но вы не можете говорить это серьезно, графиня. Любая договоренность между вами и графом Ди Салисом подразумевает конфиденциальность, и ее условия не могут разглашаться.

– Не я устанавливала условия брака, – стояла на своем Эмили. – Это сделал мой отец, а я не давала гарантий тому, как такой брак закончится. И, пожалуйста, не называйте меня графиней. Мисс Блейк – этого вполне достаточно.

Наступило неловкое молчание. Синьор Маззини вынул носовой платок и вытер лоб. Помолчав, он наклонился вперед.

– Графиня… мисс Блейк, прошу вас изменить свое решение. Развод – это простая формальность, а условия вашего обеспечения, которые предлагает мой клиент, более чем щедрые.

– Мне от графа ничего не нужно. – Эмили вскинула подбородок. – Как только мне исполнится двадцать один год, он больше не сможет заниматься моими делами и наконец отцовские деньги и этот дом станут моими.

Низкое зимнее солнце бросало косые лучи на огненно-рыжие волосы Эмили. Молодой Пьетро Челли делал вид, что занят лежащими перед ним документами, но незаметно поглядывал на нее. Слишком худа и бледна, думал он, по сравнению с последней любовницей графа, которая отличалась пышными формами. Он заметил, что на тонких пальцах Эмили не было украшений. Одному богу известно, куда бывшая жена – а она ею вскоре станет – подевала подаренное Ди Салисом обручальное кольцо и перстень с сапфиром. Ей придется их вернуть, когда брак будет расторгнут. Но – Пресвятая Дева! – какие у нее потрясающие глаза! Изумрудные, с длинными ресницами. Правда, черты лица невзрачные. То, что она строптива, ясно, и неудивительно, что такой знаток женщин, как Рафаэль Ди Салис, согласился лишь на фиктивный брак.

Тем временем эта строптивая особа продолжала:

– Конечно, если ваш клиент не истратил все мое наследство на свои сомнительные финансовые операции. Возможно, вас прислали сюда, чтобы сообщить мне эти «приятные» новости.

Синьор Маззини рассвирепел, но взял себя в руки, а у Пьетро отвисла челюсть.

– Это совершенно голословное и не соответствующее действительности утверждение, синьорина, – ледяным тоном ответил синьор Маззини. – Ваш муж управлял доверительной собственностью безукоризненно, можете не сомневаться, так что вы – богатая женщина.

Он произнес это тоном, который подразумевал: «Намного богаче, чем вы того заслуживаете».

Эмили вздохнула.

– Хорошо, хорошо. Я прекрасно знаю, что граф Ди Салис – один из финансовых светил. – И высокопарно добавила: – Я, разумеется, благодарна за все, что он смог для меня сделать.

Юрист развел руками.

– Тогда, позвольте поинтересоваться, почему бы вам не выразить ему благодарность, согласившись с его предложением о том, как оформить развод?

Эмили отодвинула кресло, встала и, подойдя к окну, посмотрела в сад. Она была одета в кремовый свитер, заправленный в узкие черные брюки с широким кожаным ремнем. Казалось, что ее тонкую талию можно обхватить двумя ладонями. Грива блестящих волос была подхвачена на затылке черной лентой с бантом.

– Потому что, когда я снова выйду замуж, – тихо сказала она, – то хочу, чтобы венчание происходило в приходской церкви, а священник – ортодокс и не согласится обвенчать разведенную женщину. И я хочу быть в белом платье, чтобы жених знал о моей невинности. – Она помолчала. – Это вашему клиенту понятно?

– Но ваш теперешний брак еще не расторгнет, мисс Блейк, – растерянно ответил синьор Маззини. – Не слишком ли рано строить планы относительно следующего бракосочетания?

  1