ФАНТАСТИКА

ДЕТЕКТИВЫ И БОЕВИКИ

ПРОЗА

ЛЮБОВНЫЕ РОМАНЫ

ПРИКЛЮЧЕНИЯ

ДЕТСКИЕ КНИГИ

ПОЭЗИЯ, ДРАМАТУРГИЯ

НАУКА, ОБРАЗОВАНИЕ

ДОКУМЕНТАЛЬНОЕ

СПРАВОЧНИКИ

ЮМОР

ДОМ, СЕМЬЯ

РЕЛИГИЯ

ДЕЛОВАЯ ЛИТЕРАТУРА

Последние отзывы

Пикантная особенность

Интересное фэнтези, приятно провела время. >>>>>




Loading...
  2  

— Чушь! — ответила Нелл. — Стать солдатом, чтоб выигрывать чужие драки? Даже мальчишки-факельщики дерутся только за себя.

— У меня будет шикарная форма, — ответил Уилл. — Бобровая шапка с большим кудрявым пером до плеча. У меня будет серебряная цепь на шее, кавалерийские сапоги до колен и красный бархатный плащ. Вот каким щеголем буду я разгуливать по улицам Лондона!

И тут Нелл задорно спросила:

— А почему бы тебе не стать, Уилл, самим королем?

Уилл удрученно молчал, и она продолжала тише и ласковее:

— Ну-ну, Уилл, кто знает, может, у тебя и будет шляпа с пером. Может, когда король вернется домой, все наши мальчишки-факельщики, от Старых до Темплских городских ворот, возьмут да и станут носить бобровые шапки с перьями!

— Нелли шутит, — сказала Роза. — Милая моя, твои шуточки доведут тебя когда-нибудь до беды.

— Лучше страдать из-за шуток, чем страдать от горя.

— Ты не по годам шустра, Нелл.

Послышался топот копыт и показался незнакомый человек верхом на лошади. Все трое вскочили и бросились за всадником, который направлялся к дому на Друри-лейн.

— Подержать вам коня, сэр? — спросил Уилл. Незнакомец спешился и кинул поводья Уиллу. Потом он взглянул на девочек.

— Какие новости, сэр? — спросила Нелл.

— Новости! Какие же это новости я могу сообщить этакой замухрышке? Нелл присела в реверансе.

— Замухрышки, которые вскоре станут дамами, и слуги, которые строят из себя господ, одинаково имеют право знать новости, сэр.

— Ах ты, дерзкая паршивая потаскушка! — рассвирепел незнакомец.

Нелл приготовилась удрать.

— Я слишком мала для такого титула, сэр. Но, может, если вы окажетесь здесь через несколько лет, я и успею заслужить его.

Человек расхохотался, потом, порывшись в кармане, кинул ей монету. Нелл ловко поймала ее, не дав ей упасть на землю. Человек ушел по своим делам, а Уилла оставил подержать лошадь; Нелл и Роза разглядывали в это время монету. — Уилл получит за свои услуги не больше, отметила Роза.

— От языка такая же польза, как и от пары рук, — громко сказала Нелл.

— Что ты будешь делать с деньгами? — спросила Роза.

Нелл задумалась:

— Куплю пирог. Может, кусочек говядины. Может. Но одно я точно знаю: джин матушке я ни за что не куплю.

Когда они вернулись в свой переулок Коул-ярд, их мать неожиданно появилась в дверях лачуги.

— Роза! Нелли! — вопила она. — Где вы пропадаете, паршивки ленивые? Я на вас живого места не оставлю, негодницы. Идите обе сюда немедленно… если хотите остаться в живых. Роза! Нелли!

Господи, и за что доброй женщине такое проклятие?

Вдруг она увидела девочек.

— Эй, вы, идите сюда. И Роза! И Нелли! Подите-ка и послушайте свою маму.

— Что-то ее взбудоражило, — заметила Роза.

— На этот раз не джин, — добавила Нелл. И вслед за мадам Элинор Гвин они вошли в темную лачугу, бывшую их домом.


Тяжело дыша, мать опустилась на трехногий стул. Она была чрезмерно толстой, и ей нелегко дались усилия добраться до двери и позвать девочек.

Роза подвинула стул для себя поближе к материнскому стулу, Нелл устроилась на полу, подперев овальное личико ладошками и шевеля под собой ножками с крошечными ступнями.

— Вот вы обе болтаетесь по улицам, — ворчала миссис Гвин, — совсем не задумываясь о том, что вас ждет впереди.

— Ма, мы ждали, когда ты проспишься после джина, — ответила Нелл.

Миссис Гвин приподнялась было, намереваясь шлепнуть девчонку, но передумала.

— Кончай свои подначки, Нелл, — сказала она, — и послушай меня как следует. Наступает благодатное время, и почему бы нам всем не получить свою долю блага?

— Король возвращается домой, — вставила Роза.

— Ни одна из вас не помнит прежнее время, — ответила мадам Гвин, уже готовая расчувствоваться, что с ней часто случалось после приема известного количества джина. Нелл эти ее настроения нравились меньше других: она предпочитала иметь дело с драчуньей, а не со слезливой пьянчужкой. Но сейчас она видела, что сантименты не продлятся долго. Мать была возбуждена. — Нет, вы не знаете, что такое доброе старое время! — продолжала она. — Вы не помните лавки в королевском гостином дворе и приветливых девушек, предлагающих разный свой товар. Вы не помните молодых ухажеров на улицах. Это надо было видеть — все эти шелка и бархат, перья и кинжалы! Вот это была жизнь для девушек! Когда я была в вашем возрасте, в этом городе было весело жить. Сколько раз я стояла в соборе Святого Павла у колонны и встречала доброго и щедрого джентльмена. — Она сплюнула. — Добрые и щедрые джентльмены… они все уехали с королем. Они последовали за границу за ним следом. Но сейчас — сейчас все меняется или вот-вот начнет меняться!..

  2