ФАНТАСТИКА

ДЕТЕКТИВЫ И БОЕВИКИ

ПРОЗА

ЛЮБОВНЫЕ РОМАНЫ

ПРИКЛЮЧЕНИЯ

ДЕТСКИЕ КНИГИ

ПОЭЗИЯ, ДРАМАТУРГИЯ

НАУКА, ОБРАЗОВАНИЕ

ДОКУМЕНТАЛЬНОЕ

СПРАВОЧНИКИ

ЮМОР

ДОМ, СЕМЬЯ

РЕЛИГИЯ

ДЕЛОВАЯ ЛИТЕРАТУРА

Последние отзывы

Вспомни меня, любовь

Я оценила роман в 5/5. Удивил предыдущий отзыв. Наверное, каждый ищет в книге чего-то своего. Я с удовольствием... >>>>>

Не было бы счастья...

В такого доктора и я бы влюбилась...))) Сначала подумала, 20 лет водержания героини, явно перебор.Но... >>>>>

Кошачий патруль

очень понравилось так всё интересно закручено и читается с удовольствием и так легко не надо напрягаться чтобы... >>>>>

Ведьма из-за моря

Однозначно, книга не понравится тем, кто ждет сексуальных сцен- их просто нет! Но, очень интересный роман!!!!!Вообще... >>>>>




  150  

Сейчас уже мало кто знает или помнит, что к началу войны в СССР проживало примерно 1,5 млн немцев (если точно — 1 427 222 человека), в том числе в Российской Федерации — 700 231 человек. Исходя из данных советских органов государственной безопасности, советскому правительству было хорошо известно, что еще сразу же после окончания военных действий против Франции в 1940 г. германские разведывательные службы, особенно абвер, резко активизировали свою деятельность против СССР. Абвер особенно стремился координировать деятельность немецких поселенцев и колонистов, проживавших на отошедших в 1939–1940 гг. к СССР территориях, рассматривая их и как отличную вербовочную базу, особенно в приграничных районах, и как «пятую колонну», способную на серьезные подрывные действия. Принципиально тут ничего удивительного нет. Любая разведка, особенно маститая, всенепременно стремится использовать этнические факторы в своей деятельности. Соответствующие диаспоры в других странах — прекрасная вербовочная база. Так что немцы в этом не были ни оригинальны, ни тем более первопроходцами. Эта практика повелась в прямом смысле слова от сотворения мира.

Так вот, если оценивать такой контингент с точки зрения обеспечения государственной безопасности в условиях нападения нацистской Германии, то он представлял собой огромную силу, которая, при соответствующем руководстве со стороны спецслужб Третьего рейха, могла натворить много бед. Тем более если учесть, что органы госбезопасности непрерывно фиксировали далеко не безуспешные попытки разведывательных служб нацистской Германии по вербовке лиц немецкой национальности и их внедрению на стратегические объекты. Особенно это было характерно для вновь вошедших в состав СССР территорий Западной Украины, Западной Белоруссии, Бессарабии и Прибалтики. Органы госбезопасности СССР еще до начала войны располагали серьезными данными, что спецслужбы нацистской Германии, наряду с привлечением к сотрудничеству руководителей и членов белоэмигрантских и других антисоветских зарубежных организаций, вели активную националистическую пропаганду среди проживавших в Советском Союзе немцев, проводили среди них также и вербовочную работу. Завербованная немецкой разведкой агентура, кроме сбора чисто разведывательной информации, организовывала направление за границу писем о голоде в СССР, о хозяйственном развале в районах проживания немцев, пропагандой идей «великой Германии» и т. п. Тем же пропагандистским целям служила и различного рода «благотворительная помощь» советским гражданам немецкой национальности, которая преподносилась как забота «великой Германии о своих сыновьях». Естественно, что главная стратегическая цель подобных мероприятий состояла в разжигании националистических чувств на базе «принципа принадлежности к немецкой крови», что в свою очередь прямиком вело к националистическому сепаратизму. Сопряженный же со шпионско-диверсионной, активной пропагандистской и иной подпольной антигосударственной деятельностью националистический сепаратизм полутора миллионов человек вне зависимости от своей этнической окраски чрезвычайно опасен для любого государства, тем более в условиях войны. И любое государство борется с ним самыми крутыми мерами, особенно в ситуации войны. В СССР же действительно создалась ситуация, когда под воздействием разжигавшей националистические чувства нацистской пропаганды часть советских немцев могла поддаться гитлеровским посулам и в массовом порядке стать пособниками агрессора. И тогда пришлось бы очень жестко разбираться с ними в соответствии с суровыми законами военного времени. К слову сказать, именно эта мотивировка и содержалась в Указе Президиума Верховного Совета СССР от 28 августа 1941 г. о переселении немцев, проживающих в Поволжье: «…B случае, если произойдут диверсионные акты, затеянные по указке из Германии немецкими диверсантами и шпионами в Республике Немцев Поволжья или прилегающих районах, случится кровопролитие и Советское правительство по законам военного времени будет вынуждено принять карательные меры против всего немецкого населения Поволжья. Во избежание таких нежелательных явлений и для предупреждения серьезного кровопролития Президиум Верховного Совета СССР признал необходимым переселить все немецкое население, проживающее в районах Поволжья, в другие районы с тем, чтобы переселяемые были наделены землей и чтобы им была оказана государственная помощь по устройству в новых районах»[166].


  150