ФАНТАСТИКА

ДЕТЕКТИВЫ И БОЕВИКИ

ПРОЗА

ЛЮБОВНЫЕ РОМАНЫ

ПРИКЛЮЧЕНИЯ

ДЕТСКИЕ КНИГИ

ПОЭЗИЯ, ДРАМАТУРГИЯ

НАУКА, ОБРАЗОВАНИЕ

ДОКУМЕНТАЛЬНОЕ

СПРАВОЧНИКИ

ЮМОР

ДОМ, СЕМЬЯ

РЕЛИГИЯ

ДЕЛОВАЯ ЛИТЕРАТУРА

Последние отзывы

Мужские капризы

Прочитала на одном дыхании! Вау! весело, интересно, даже не с чем сравнить))) зачёт!... >>>>>

Невеста по контракту

Ну что сказать.. чего-то не хватило.. страсти чтоль?)) и имя какое-то дурацкое.. Сиара в целом неплохо,... >>>>>




Loading...
  31  

Из письма от 26 августа 1931 г. Сталина Кагановичу:

«Здравствуйте, т. Каганович. Пишу о Закавказских делах. На днях побывали у меня члены Заккрайкома, секретари ЦК Грузии, некоторые работники Азербайджана (в том числе Полонский). Склока у них невероятная, и она у них, видимо, не скоро кончится… Я их помирил кое-как, и дело пока что уладилось, но не надолго. Лгут и хитрят почти все, начиная с Картвелишвили. Не лгут Берия, Полонский, Орахелашвили. Но зато Полонский допускает ряд бестактностей, ошибок. Самое неприятное впечатление производит Мамулия (секретарь ЦК Грузии)… Комическое впечатление производит предСНК Грузии Сухишвили — безнадежный балбес…

Если не вмешаться в дело, эти люди могут по глупости загубить дело. Они уже испортили дело с крестьянством в Грузии, в Азербайджане. Без серьезного вмешательства ЦК ВКП Картвелишвили и вообще Заккрайком бессильны улучшить дело, если считать, что они захотят улучшить дело. Как быть? Надо:

1) Назначить… на конец сентября (к моему приезду) доклад в Оргбюро… о положении дел;

2) Прочистить их хорошенько на заседании Оргбюро и снять ряд лиц типа Мамулия;

3) Назначить третьего секретаря Заккрайкома (предлагаю Меерзона) (Меерзон Ж.И, в тот момент являлся заведующим организационно-инструкторским отделом ЦК ВКП(б); избран секретарем Заккрайкома в 1932 г. — A.M.), дав ему соответствующий наказ… Без таких мер дело в Закавказье будет гнить.

И. Сталин. 26/VIII-31»[53].

* * *

Небольшой комментарий. Обратите внимание на крайне резкие оценки Сталина в отношении тогдашней закавказской партократии — «лгут и хитрят почти все, начиная с Картвелишвили», «допускают бестактности и ошибки», оставляют «самое неприятное впечатление», являются «безнадежными балбесами», «они уже испортили дело с крестьянством в Грузии». Ну, ведь это надо же было себя так проявить перед лидером партии! Вот уж действительно балбесы безнадежные! Но самое главное состоит в том, что Сталин уже открыто засомневался в том, захотят ли, способны ли эти безнадежные балбесы улучшить дело[54].

Уже только из этих писем видно, что крайне негативное впечатление о себе Картвелишвили создал сам — своими безрассудными действиями и постоянными склоками, своим враньем, явно безудержным стремлением постоянно хитрить, нежеланием нормально работать и откровенной способностью загубить строительство социализма в Закавказье. Но при чем тут Берия-то? Как видите, Хрущев врал напропалую. Увы, не только он один… Однако пойдем дальше.

Эти же письма свидетельствуют всего лишь о том, что Лаврентий Павлович крепко попал в поле зрения Сталина. И только. Где тут его карьеризм, если его вызвали к Сталину вместе с другими, но, в отличие от этих других, он не врал Иосифу Виссарионовичу и говорил правду о положении в Грузии прямо при всех. Ну и что тут такого карьеристского? Знаете, как дальше развивались события? О, это еще тот детектив.

31 октября 1931 г. Политбюро ЦК ВКП(б) приняло ряд кадровых решений: первым секретарем Закавказского крайкома ВКП(б) стал председатель СНК Закавказья Мамия Орахелашвили, вторым секретарем — Лаврентий Павлович Берия, третьим секретарем был выдвинут В.И. Полонский, первый секретарь ЦК КП Азербайджана. Одновременно Лаврентий Павлович Берия по совместительству был назначен первым секретарем ЦК КП Грузии. Вроде бы вопрос был урегулирован. Однако не прошло и года, как в письме Кагановичу от 20 июня 1932 г. Сталин вынужден был констатировать: «Ну, дорогие друзья, опять склока. Я говорю о Берии и Орахелашвили…»64 В чем дело? А вот в чем.

10 июня 1932 г. на Бюро ЦК КП Грузии рассматривался вопрос о групповщине наркома просвещения Грузии Марии Платоновны Орахелашвили и других, которые, как говорилось в постановлении Бюро, «путем распространения ложных слухов пытались противопоставить ЦК Грузии Заккрайкому и дискредитировать отдельных руководителей ЦК и Тифлисского комитета (в частности тов. Берия)».

Нарком просвещения Грузии Мария Платоновна Орахелашвили — это жена первого секретаря Заккрайкома Мамия Орахелашвили. Люди они были весьма заносчивые даже по кавказским меркам. Мол, мы из дворян и из интеллигентов, а этот Лаврик откуда взялся — быдло безродное. Но это общий фон. А суть вопроса была в том, что менее года назад всем им дали крепко по загривкам за неукротимую склонность к групповщине и кумовству при подборе кадров (вообще-то это абсолютно неизлечимая хроническая болезнь не только Грузии и в целом Закавказья, но и всего Востока, не говоря уже о России). Но тем не менее Мамия Орахелашвили, вторично став первым секретарем Заккрайкома, вновь пошел на поводу у своей жены и протащил ее кандидатуру в наркомы. Ну ладно бы только это. А то ведь эта сиятельная мадам тут же начала тянуть к себе всех родственником и знакомых, а дело просвещения в Грузии не сдвигалось с мертвой точки. Ее одернули по партийной линии. В ответ не в меру заносчивая Мария Платоновна пустила, как ей, дурехе, тогда казалось, самое страшное для Берии оружие — наговоры своему мужу в постели и особенно слухи о работе Лаврентия Павловича в муссаватистской контрразведке. Хотя давно пребывая в «старых большевиках» Закавказья, она прекрасно знала, что все подозрения с Берия были сняты еще в 1920 г., когда он работал в Азербайджане, сняты решением Бюро ЦК КП Азербайджана после тщательной проверки и подтверждения данных Лаврентия Павловича несколькими свидетелями. Вот почему и появилась в решении Бюро ЦК КП Грузии формулировка «пытались противопоставить ЦК Грузии Заккрайкому и дискредитировать отдельных руководителей ЦК и Тифлисского комитета (в частности т. Берия)».


  31