ФАНТАСТИКА

ДЕТЕКТИВЫ И БОЕВИКИ

ПРОЗА

ЛЮБОВНЫЕ РОМАНЫ

ПРИКЛЮЧЕНИЯ

ДЕТСКИЕ КНИГИ

ПОЭЗИЯ, ДРАМАТУРГИЯ

НАУКА, ОБРАЗОВАНИЕ

ДОКУМЕНТАЛЬНОЕ

СПРАВОЧНИКИ

ЮМОР

ДОМ, СЕМЬЯ

РЕЛИГИЯ

ДЕЛОВАЯ ЛИТЕРАТУРА

Последние отзывы

Женская гордость

Как роман очень хорош,мне понравилось. Прочла на одном дыхании. Странно,что низкий рейтинг. Хотя....весь... >>>>>

Плохие девочки

Ну сколько можно распыляться, устала читать, кто какой , где и в чем. Сюжетную линию надо просто откапывать. >>>>>

Секс как орудие убийства

Интересно, как всегда >>>>>

Плохие девочки

Читала очень долго, вроде и жизненно, но местами уж так увлекается автор описанием... >>>>>

13 несчастий Геракла

Что меня раздражает у Донцовой - это большое количество персонажей, иногда даже забываешь кого-нибудь, не поймёшь,... >>>>>




  4  

Несколько слов о некоторых особенностях этой книги. Многократно проанализировав имеющиеся материалы о Берия, автор в конце концов пришел к весьма специфическим выводам в отношении того, как ему следует написать эту книгу.

1. Ряд мифов о Берия, как ни странно, не требуют развернутого анализа. Дело в том, что они, как правило, построены на злоумышленном передергивании хронологии событий и их сути. Либо, что также не редкость, на безоговорочной вере в «общеизвестный факт, что Берия злодей», вследствие чего многие мерзавцы-мифотворцы попросту не утруждают себя хотя бы элементарной проверкой дат и фактов и потому инкриминируют Лаврентию Павловичу участие или соучастие в тех или иных имевших негативные последствия событиях. А в действительности-то, едва только начинаешь проверку, то выясняется, что Лаврентий Павлович не имел к ним ни малейшего отношения. Либо суть того или иного факта из-за дремучего невежества его критиков, не желающих что-либо проверять, искажена до неузнаваемости. В результате оказалось, что для анализа таких мифов вполне достаточно просто указать даты и статус Берия на ту или иную дату и при самом небольшом комментарии все становится понятным. А там, где присутствуют «подводные камни и течения», чего в нашей Истории хоть отбавляй, — там, естественно, дан развернутый анализ. Причем нередко с помощью документов — они лучше любого исследователя опровергают махровую ложь фальсификаторов. Такой подход оказался тем более важным, если учесть, что демонизирующее Берия мифотворчество осуществляется по двум магистральным направлениям и преследует цели:

— либо обличения Сталина — мол, кровавый злодей и палач Берия являлся ближайшим сподвижником кровавого тирана;

— либо для оправдания Сталина — мол, мерзавец Берия обманывал великого вождя.

Однако и то и другое, попросту говоря, несусветная глупость имбецилов — увы, но в данном случае это всего лишь клинический, сугубо медицинский диагноз, который, опять-таки, далеко не редкость в кругах «демократически мыслящей общественности».

Что бы ни говорили всевозможные антоновы-овсеенки, радзинские, сванидзы и тому подобные персонажи, при одном только упоминании имен которых светила международной и отечественной психиатрии профессионально оживляются, Лаврентий Павлович Берия был выдающимся государственным деятелем своей эпохи, блестящим разведчиком-интеллектуалом, исключительно эффективным контрразведчиком, великолепным, высочайшего класса менеджером технократического толка. Стиль его деятельности во всех ипостасях был предельно лаконичным, даже нередко суховатым, отличался особой педантичностью и аккуратностью и, конечно же, глубоким знанием дела, которое он исполнял. Все это не могло не отразиться на характере книги. Потому что через специфику анализа мифов о Лаврентии Павловиче хотелось показать подлинный характер того, кого столь безжалостно, бессудно и незаконно убили, а затем оболгали вплоть до того, что было время, когда матери стращали своих малышей не злой Бабой-ягой, а Лаврентием Павловичем Берия. Да ладно бы только это! В конце концов, в российской истории это настолько распространенное явление, что удивляться вроде бы и нечему. Однако с Лаврентием Павловичем все иначе. Его не только незаконно убили, но еще более незаконно вычеркнули из Истории России, ради процветания и могущества которой он отдал всю свою сознательную жизнь, особенно последние пятнадцать лет.

Целый ряд особо злостных и особо злобных мифов о Лаврентии Павловиче Берия имеют одно и то же безукоризненное и построенное только на фактах Истории неопровержимое разоблачение. К примеру, практически постоянно звучат обвинения в адрес Лаврентия Павловича в том, что-де именно он инициатор послевоенных репрессий, в том числе и «дела врачей», «ленинградского дела», гонений на маршала Жукова, репрессий в отношении ряда генералов, убийства Сталина и т. д. На эти темы исписаны сотни тысяч страниц всевозможных книг, публикаций, наговорено сотни, а, возможно, и тысячи часов эфирного времени радио-и телевещания. А опровергаются все эти мифы, причем, заметьте, безальтернативно (читатели сами в этом убедятся), двумя-тремя предложениями, суть которых в сухой констатации фактов хронологии биографии Берия плюс мизерный комментарий, да и то не всегда в том проявляется нужда. И все.

Это обстоятельство обусловило автоматическое выстраивание фактов в такую объективную картину, которая создает органически неотъемлемый фон разоблачения не только самого анализируемого конкретного мифа, но и становится превосходной и также неотъемлемой составной частью аргументации разоблачения последующих, внешне, казалось бы, никак не связанных между собой мифов. Все дело в том, вновь обращаю на это внимание, что, несмотря на разноплановый характер, многие мифы востребовали одну и ту же аргументацию разоблачения. Так что не стоит удивляться тому, что очередность анализа мифов в отдельных случаях не сопряжена с хронологией. В итоге это позволило, с одной стороны, не повторять от мифа к мифу одну и ту же аргументацию, с другой — последовательно создать достаточно широкую панораму исторических событий и фактов, которые читатели могли бы уже сами оценить.

  4