ФАНТАСТИКА

ДЕТЕКТИВЫ И БОЕВИКИ

ПРОЗА

ЛЮБОВНЫЕ РОМАНЫ

ПРИКЛЮЧЕНИЯ

ДЕТСКИЕ КНИГИ

ПОЭЗИЯ, ДРАМАТУРГИЯ

НАУКА, ОБРАЗОВАНИЕ

ДОКУМЕНТАЛЬНОЕ

СПРАВОЧНИКИ

ЮМОР

ДОМ, СЕМЬЯ

РЕЛИГИЯ

ДЕЛОВАЯ ЛИТЕРАТУРА

Последние отзывы

Девушка для победителя

Не айс.... Гг-ня не понравилась..... >>>>>

Спаси меня

Эта книга мне понравилась в разы больше, чем про сестру. Теперь бы найти продолжение про сестру героини, ведь не... >>>>>

Игра на желания

Слог у автора интересный, читать легко и быстро. Действительно это любимая фраза: "украдкой сцедив зевок себе в... >>>>>

Отчаянный побег

Супер! Ничего затянутого нет, так жизненные ситуации. Было интересно какая развязка будет, всё быстро закончилось,... >>>>>

Тени солнечного города

Мне понравилась книга. >>>>>




  76  

Отдельный комментарий.

В то же время хочу отметить одно обстоятельство. Со времени прихода Берия к кормилу власти на Лубянке система подбора кадров для работы в органах госбезопасности действительно была оптимизирована. Были введены жесткие параметры отбора, которые, к вящему неудовольствию «демократически мыслящей общественности», не имели ничего общего с теми гнусностями, которые распространял В.В. Карпов.

Служба в органах госбезопасности, особенно в разведке и контрразведке — чрезвычайно трудная, сложная, интеллектуально разноплановая и потому интеллектуально очень емкая, психологически очень напряженная, с постоянными большими перегрузками как физического, так и психологического характера. Поэтому и отбирали туда только исключительно здоровых физически и психически. Потому как любые срывы физического или, не приведи господь, тем более психического характера могли иметь чрезвычайно негативные последствия для органов госбезопасности и государства в целом. Но никаких ущемлений прав человека, или же проявлений расовой или национальной сегрегации, или, тем паче, расизма, юдофобии и в целом ксенофобии не было и в помине. Как, впрочем, и антропометрической сегрегации. Да и вообще, что за манера по любому пустяку придираться к Лубянке?! Почему никто не обвиняет ни балетные школы, ни танцевальные коллективы в том, что туда не берут с кривыми ногами или карликов?! Почему никто даже и не задумается над тем, чтобы хотя бы мысленно обвинить училища, например ВВС, в том, что туда не берут косоглазых?! Ведь всем же понятно, что если у будущего летчика со зрением не лады, то это уже не летчик. А вот Лубянку, чьи сотрудники денно и нощно работают среди людей надо шпынять?! Что это за идиотизм?! Или, например, почему никто не задумывается над тем, почему в армию не берут горбатых, карликов, хромоногих и т. п.?! Ведь любому же понятно, что армейская служба не сахар, тяготы огромные и люди с такими дефектами просто не выдержат тех нагрузок, которые выпадают на долю солдат и офицеров.

И все же «миттельшпиль» особой политической подлости анализируемых мифов сокрыт в «дате выдачи доверенности» Г. Мюллеру якобы для ведения переговоров с НКВД и подписания якобы «Генерального соглашения». Казалось бы, ну что в ней такого: 3 ноября 1938 г.? 3 ноября — оно и есть 3 ноября, пускай даже и 1938 года. Увы, если бы все было так просто. К глубокому сожалению, эта дата несет в себе громадный, чудовищный по своей подлости смысл. Как, впрочем, и дата подписания самого «Генерального соглашения» — 11 ноября 1938 г. Дело в том, что прежде чем польский еврей Хершель (Гершель) Гриншпан убил без вины виноватого третьего секретаря германского посольства в Париже Эрнста фон Рата, произошли имевшие широкий международный резонанс события, следствием которых, во всяком случае чисто» внешне это так, и явилось само это убийство. А начало той череде событий, приведшей и к убийству Э. Рата, и к «хрустальной ночи», было положено еще в марте 1938 г.

Тогда, в марте 1938 г., польское правительство, воспользовавшись аншлюсом Австрии, объявило недействительными паспорта всех польских граждан, если они не были в Польше более 5 лет, — польские чиновники боялись, что 20 тысяч евреев, имевших польское гражданство и живших в Австрии, после аншлюса ринутся в Польшу. Всякий владелец просроченного (по этому закону) паспорта должен был для въезда в страну получить отметку в польском консульстве. Этот закон, однако, коснулся и 50 тысяч польских евреев, десятилетиями живших в Германии. Большинство этих людей должны были остаться вообще без гражданства.

К слову сказать, юдофобия в Польше в 1938–1939 гг. (да и сейчас) резко превышала зоологический антисемитизм в нацистской Германии со всеми ее так называемыми Нюрнбергскими законами о расовой чистоте и массовыми юдофобскими выходками штурмовиков. Даже американский историк Хогган вынужден был признать в 1960 г., что до начала войны обращение с евреями в Германии было гораздо более мягким, чем в Польше. Если до 8 ноября 1938 г. из Польши бежало 600 тыс. евреев, то из Германии за то же время (т. е. с 30.01.1933 г. по 08.11.1938 г.) — только 170 тыс. Многие исследователи совершенно справедливо подчеркивают, что царившая в те годы в Польше юдофобия еще должна получить соответствующую оценку…

Общая численность подпадавших под действие этого закона польских евреев составила 70 тыс. человек. С другой стороны, и гитлеровское правительство лишилось возможности избавиться от восточных евреев, переправив их через польскую границу, так как они уже не были польскими гражданами. Польско-германские переговоры по этому вопросу ни к чему не привели, поляки решительно отказывались признать этих евреев своими гражданами. Гестапо же получило распоряжение в течение четырех дней выдворить всех польских евреев из страны и энергично принялось за дело. Стремление нацистов во что бы то ни стало выдворить евреев из страны в 1938 г. привело к так называемому Збонщинскому выдворению. Речь идет о том, что в октябре 1938 г., когда польские власти аннулировали паспорта польских евреев, проживавших в Германии и Австрии, для того чтобы препятствовать их возвращению назад, нацисты предприняли встречные шаги.

  76