ФАНТАСТИКА

ДЕТЕКТИВЫ И БОЕВИКИ

ПРОЗА

ЛЮБОВНЫЕ РОМАНЫ

ПРИКЛЮЧЕНИЯ

ДЕТСКИЕ КНИГИ

ПОЭЗИЯ, ДРАМАТУРГИЯ

НАУКА, ОБРАЗОВАНИЕ

ДОКУМЕНТАЛЬНОЕ

СПРАВОЧНИКИ

ЮМОР

ДОМ, СЕМЬЯ

РЕЛИГИЯ

ДЕЛОВАЯ ЛИТЕРАТУРА

Последние отзывы

Третья девушка

Доктор быстро сориентировался... на пустом месте в женихи. Глупая добавка к нормальному концу. Норма не овца же.... >>>>>

Жар небес

В целом роман понравился- и интрига, и страсти, и любовь, и триллер, но вот любви маловато оказалось. Только искры,... >>>>>

Смерть в наследство

Роман супер, интрига, расследования и , конечно, любовь, даже присутствует немного мистики >>>>>

Роковой рубин

Согласна с duches, очень долго. >>>>>




  212  

Что касается союзников, то те поначалу считали восстания в Польше и других странах Восточной Европы, вспомогательными действиями в тылу немецких войск. Они обещали материальную и техническую помощь. Однако в 1943 году и в начале 1944 года, когда Восточный фронт стремительно двинулся на Запад и стало ясно, что польское вооруженное восстание скорее будет использовано Красной армией, чем англичанами, интерес к польскому восстанию заметно снизился. Тот же Владислав Андерс, позже ставший командиром польского корпуса в войсках союзников в Италии, говорил по поводу варшавских повстанцев: «Пусть гибнут, если дураки».

Нет ничего удивительного в том, что накануне Варшавского восстания отряды Армии Крайовой имели только около 1000 винтовок, 60 ручных пулеметов, 7 станковых пулеметов, 20 противотанковых ружей, 300 автоматов (около 30 процентов собственного изготовления), 1700 пистолетов, 15 мортир и около 25 тысяч гранат (в том числе 95 процентов собственного изготовления). Очевидно, что для длительной борьбы польскому Сопротивлению требовалось значительно большее количество оружия и боеприпасов. Однако еще в середине 1943 года специальная делегация при штабе главного командования Армии Крайовой в Лондоне в составе полковников английской армии Бари и Перкинсона отмечала, что не может быть и речи о какой-либо существенной поддержке вооружением подразделений Армии Крайовой в Варшаве или же о высадке десанта ввиду недостаточного количества самолетов и отсутствия баз, расположенных поблизости от польской столицы. Английское правительство и генеральный штаб, не желая обострения отношений со Сталиным, в конце концов предпочли исключить операцию «Буря» из общей стратегии и ограничить размер помощи, поступающей для Армии Крайовой в Польшу воздушным путем.

И еще одно: несомненно, свою политическую игру вело польское эмиграционное правительство. Во всех инструкциях, поступающих из Лондона относительно реализации плана «Буря», подчеркивалась важность установления контроля Армии Крайовой в крупных населенных пунктах хотя бы «за 5 минут» до вступления Красной армии. Речь шла прежде всего о «восточных кресах»[4] – Вильнюсе и Львове. Это должно было бы стать серьезным козырем на переговорах с советским руководством, намеченных на конец июля 1944 года.

Но этим планам не суждено было осуществиться. Попытки захвата слабовооруженными отрядами Армии Крайовой Вильнюса 7 июля и Львова 23 июля 1944 года оказались тщетными. Все участвовавшие в этих операциях формирования Армии Крайовой впоследствии были разоружены советскими войсками, а их бойцы интернированы. На Западе к этому событию отнеслись довольно прохладно, ведь и британская, и американская армии также старались не допускать в своих тылах – в Италии, Франции, Бельгии и других странах – существования каких-либо вооруженных отрядов сопротивления и подпольных структур.

Таким образом, Красная армия, освободив Варшаву, должна была либо согласиться с существованием в польской столице враждебного СССР правительства, либо ликвидировать его силой оружия, взяв на себя всю политическую ответственность за эту акцию. Уже после войны в своем интервью польской газете «Wiadomosti» 3 мая 1965 года Бур-Комаровский признался: «Занятие Варшавы перед приходом русских вынудило бы Россию решать: либо нас признать, либо силой уничтожить на виду всего мира, что могло вызвать протест Запада». Выбора действительно не существовало. Сталин прекрасно понимал щепетильность положения и, естественно, разрабатывал на этот случай свой план действий.

Приготовления к восстанию не остались тайной для немецких сил безопасности. В мае 1943 года гестапо удалось арестовать начальника разведслужбы Армии Крайовой по району Познани. У него были при себе важные документы, и он дал детальные сведения о планах восстания. Немцы также внедрили шпионку в штаб-квартиру Армии Крайовой в Варшаве, откуда им удалось получить фотокопии всех распоряжений, приказов и докладов.

Одновременно абвер и гестапо пытались вступить в непосредственные переговоры с руководством Армии Крайовой. В феврале 1944 года в Вильно, где должна была начаться первая фаза восстания, встретились руководитель местного отделения абвера майор Христиансен и местный командир Армии Крайовой генерал Кржижановский. Христиансен, имея полномочия от главного командования сухопутных войск, пытался достичь соглашения, которое, возможно, позволило бы снабжать польских повстанцев немецким оружием и боеприпасами и образовать совместный антибольшевистский фронт. Переговоры, правда, результатов не дали.


  212