ФАНТАСТИКА

ДЕТЕКТИВЫ И БОЕВИКИ

ПРОЗА

ЛЮБОВНЫЕ РОМАНЫ

ПРИКЛЮЧЕНИЯ

ДЕТСКИЕ КНИГИ

ПОЭЗИЯ, ДРАМАТУРГИЯ

НАУКА, ОБРАЗОВАНИЕ

ДОКУМЕНТАЛЬНОЕ

СПРАВОЧНИКИ

ЮМОР

ДОМ, СЕМЬЯ

РЕЛИГИЯ

ДЕЛОВАЯ ЛИТЕРАТУРА

Последние отзывы

Девятнадцать минут

Девочку за что осудили? Виновата система,которая не позволяет людям заниматься воспитанием детей,виноваты члены... >>>>>



загрузка...


  1  

ЗАПРЕТНАЯ ПРАВДА ВИКТОРА СУВОРОВА

Оформление серии П. Волкова

Дмитрий Хмельницкий

СЕМЬДЕСЯТ ЛЕТ МИСТИФИКАЦИЙ

Юбилейное предисловие

Трудно представить себе более дурацкую ситуацию: через 70 лет после нападения Германии на Советский Союз в обществе не существует единой точки зрения на то, почему и с какой целью это событие произошло. Ни в российском, ни в западном.

Первым и самым очевидным объяснением этого недоразумения может быть разная степень изученности противников по советско-германской войне 1941–1945 гг.

Гитлер и его режим изучены хорошо. Насчет целей и методов Гитлера сомнений нет. Никому не придет в голову ставить под вопрос ни его расистские убеждения, ни агрессивные политические цели, ни установку на использование военной силы для достижения этих целей.

По поводу Сталина и сталинского режима — никакой ясности.

Более того, в общественном сознании безболезненно сосуществуют взаимоисключающие представления о том, что собой представлял и к чему стремился советский режим.

С одной стороны — вроде бы утвердилось представление о том, что СССР был страной тоталитарной. То есть политической диктатурой, наплевавшей на права человека и уничтожавшей собственных граждан в огромных количествах по мере необходимости. С этим, как правило, не спорят.

С другой стороны, такие установки мирно, не смешиваясь, сосуществуют с представлением о том, что боровшийся в 30-е годы за мир Советский Союз стал сначала невинной жертвой агрессивного нападения нацистской Германии, а потом освободителем Европы и спасителем человечества от фашизма.

С одной стороны, отлично известно, что в 1939 г. Советский Союз заключил с Германией пакт, позволивший сторонам совместно начать Вторую мировую войну, напасть на соседние страны, сильно увеличить за их счет собственные территории и распространить на эти территории собственные тоталитарные режимы. То есть в 1939–1941 гг. СССР был членом «фашистской коалиции» и в этом качестве боролся с демократическим Западом.

С другой стороны, после 22 июня 1941 г. СССР, как известно, стал членом «антифашистской коалиции» и в этом качестве боролся с фашизмом рука об руку с демократическими странами. Стал «спасителем человечества от коричневой чумы», как это было принято формулировать в советское время. Причем эта чудесная, облагораживающая метаморфоза произошла без всякого изменения природы режима и даже без его участия. Просто вследствие нападения Германии.

С одной стороны, достаточно хорошо известно, что СССР с невероятными трудностями и миллионными жертвами среди собственного населения в течение дюжины предвоенных лет проводил индустриализацию страны, целью которой ни в коем случае не было улучшение уровня жизни населения (тут наблюдалось только ухудшение), а напротив, создание самой большой в мире армии. Каковая была создана, выведена к лету 1941 г. на границу с Германией и практически целиком погибла там после внезапного немецкого нападения, продемонстрировав полную неспособность оборонять страну от нападения внешнего врага.

С другой стороны, главной целью советской индустриализации до сих пор считается повышение обороноспособности страны, а предположение, что у Сталина могли быть агрессивные военно-политические планы относительно внешнего мира (не говоря уже о стремлении развязать мировую войну), рассматривается многими с удивлением, как некая в высшей степени экзотическая идея, вроде предположения о жизни на Марсе.

Причем широко известная информация о том, как Сталин поступал с захваченными им в начале и в конце мировой войны европейскими странами, и о том, что «холодная война» представляла собой вполне успешные попытки Запада блокировать планы агрессии с востока благодаря решающему перевесу в силах, — никак не умаляет степени этого удивления.

С одной стороны, никем не оспаривается то, что Гитлер будущую войну на два фронта изначально исключал как вариант, для Германии смертельно опасный.

С другой стороны, на вопрос, зачем же он открыл второй фронт на востоке нападением на СССР, имея на шее незаконченную и бесперспективную войну с Англией на западе, обычно следует стандартный ответ: «Гитлер же еще в «Моей борьбе» писал, что хочет напасть на Советский Союз!»

Как будто именно там Гитлер не писал о недопустимости войны на два фронта. При этом говорящие обычно не в курсе, что именно Гитлер писал в своей прославленной книге и как обусловливал выбор противников и союзников в будущей войне.

  1  

Загрузка...