ФАНТАСТИКА

ДЕТЕКТИВЫ И БОЕВИКИ

ПРОЗА

ЛЮБОВНЫЕ РОМАНЫ

ПРИКЛЮЧЕНИЯ

ДЕТСКИЕ КНИГИ

ПОЭЗИЯ, ДРАМАТУРГИЯ

НАУКА, ОБРАЗОВАНИЕ

ДОКУМЕНТАЛЬНОЕ

СПРАВОЧНИКИ

ЮМОР

ДОМ, СЕМЬЯ

РЕЛИГИЯ

ДЕЛОВАЯ ЛИТЕРАТУРА

Последние отзывы

Золушка для герцога

Б. Картленд "Огонь любви" >>>>>

Золушка для герцога

Девочки,может кто-нибудь читал и поймет о каком романе речь. Девушка нанимается в гувернантки и везет ребенка от... >>>>>




Loading...
  2  

И тут он заметил ее. В дальнем углу находилась еще одна дверь, не более чем в двадцати футах справа от двойных передних дверей сарая. Должно быть, кладовка, которая не была показана на плане. Савич различил силуэт «хонды», которую загнали в дальний угол. Братья, вне всякого сомнения, засели в кладовой. А Донни и Роб Артуры? Пожалуйста, Господи, пусть они будут живы!

Он должен знать точно, кто где находится, прежде чем звать остальных агентов. Все спокойно. Мертвенно-спокойно.

Савич поднялся и, пригнувшись, водя дулом пистолета из стороны в сторону, побежал к кладовой. Легко. Бесшумно. Даже дыхание не сбилось. Оставалось только прижаться ухом к полусгнившей двери.

Оттуда раздавался мужской голос, сильный и чистый. И очень рассерженный:

— Слушайте, вы, маленькие ублюдки, настало время ступить в круг! Вурдалаки голодны и хотят вас. Они велели мне поспешить. Желают искромсать вас своими ножами и топорами: видите ли, им это нравится. Только на этот раз они сунут вас в свои дорожные сумки и улетят. Черт, может, вы в конце концов и окажетесь на Таити, кто знает. Раньше они никогда этого не делали. Впрочем, нам наплевать. А вот и Вурдалаки!

И он рассмеялся — молодым, звонким, высоким смехом, смехом счастливого безумца. Смехом, от которого в жилах Савича заледенела кровь. Ему вторил другой голос, на этот раз гораздо более низкий:

— Да, почти готовы для Вурдалаков. Нельзя же их оставить с носом, верно? Шевелитесь, маленькие ублюдки!

Топот ног, крики не помнящих себя мальчишек, проклятия и удары… Именно в этот момент Диллон заметил огромный, криво нарисованный черный круг на расчищенной части провалившегося деревянного пола.

Время «Ч». И нет ни минуты, ни секунды, чтобы позвать остальных.

Савич едва успел спрятаться за вязанкой почерневшего сена, прежде чем появился один из братьев, толкавший перед собой бледного измученного мальчишку, исхудавшего до того, что сваливались грязные штаны. Это был Донни Артур. За ним притащили второго, четырнадцатилетнего Роба Артура. До сих пор Савичу не доводилось видеть такого ужаса на лицах подростков. Если он окликнет Таттлов сейчас, они мгновенно используют мальчишек вместо щитов. Нет, лучше подождать. Но что это за идиотская болтовня о вурдалаках?

Братья пинками загнали подростков в центр круга.

— Попробуйте пошевелиться — и я выну нож и пробью одному из вас ногу. Приколю, как бабочку к стене. Тамми проделает то же самое со вторым. Уж она не промахнется! Понятно, маленькие ублюдки?

Тамми? Она? Нет, они ведь братья, Тимми и Томми Таттл, весьма соблазнительная для репортеров аллитерация. Нет, он, должно быть, не так расслышал.

Савич смотрел на высоких, молодых, стройных людей в черном. Высокие, похожие на армейские, ботинки доходили до колен. В руках ножи и пистолеты.

Мальчики стояли на коленях, прижавшись друг к другу и громко плача. На лицах запеклась кровь, но они могли двигаться, а это означало, что кости целы.

— Где Вурдалаки? — надрывалась Тамми Таттл, и в эту минуту Савич понял, что не ослышался. Не было братьев Таттл, были брат и сестра.

И что это за бред насчет вурдалаков, которые должны явиться за мальчиками?

— Вурдалаки! — снова завопила Тамми, откинув голову и прислушиваясь к собственному голосу, эхом отдавшемуся под крышей сарая. — Вурдалаки, где вы? Мы приготовили вам угощение! Настоящее лакомство! Тащите свои ножи и топоры! Идите к нам, Вурдалаки! Она повторяла и повторяла это импровизированное заклинание, раз, другой, третий, все громче и громче, и со стороны это могло бы показаться чистым идиотизмом, если бы не ужасный смысл, звеневший в каждом слове.

Тамми пнула ногой одного из мальчиков, пытавшихся выбраться из круга. Савич понял, что придется действовать быстро. Но где эти чертовы вурдалаки?

Он вдруг услышал какой-то странный звук, отличный от безумных воплей преступников. Нечто вроде тонкого завывания или шипения. Нечеловеческого. И непонятно какого. Но до того жуткого, что у Диллона мороз прошел по коже. Его невольно передернуло. Он был уже готов вылететь на середину сарая, когда, к его полнейшему изумлению, большие двери со скрипом отворились. Слепящий свет наполнил помещение, и вместе со светом внутрь ворвались пыльные вихри, нечто вроде крохотных смерчей. Белое сияние постепенно померкло, и теперь смерчи больше походили на два вращавшихся конуса, клонившихся в разные стороны, поднимавшихся и опускавшихся, то сливавшихся вместе, то расходившихся… Нет, это всего лишь вихри, обычные вихри, казавшиеся белыми лишь потому, что не успели всосать грязь с пола. Но что это за звук? Нечто потустороннее. Смех? Да, именно смех, как бы нелепо это ни казалось.

  2