ФАНТАСТИКА

ДЕТЕКТИВЫ И БОЕВИКИ

ПРОЗА

ЛЮБОВНЫЕ РОМАНЫ

ПРИКЛЮЧЕНИЯ

ДЕТСКИЕ КНИГИ

ПОЭЗИЯ, ДРАМАТУРГИЯ

НАУКА, ОБРАЗОВАНИЕ

ДОКУМЕНТАЛЬНОЕ

СПРАВОЧНИКИ

ЮМОР

ДОМ, СЕМЬЯ

РЕЛИГИЯ

ДЕЛОВАЯ ЛИТЕРАТУРА

Последние отзывы

Нетерпеливый жених

неплохой романчик. >>>>>




Loading...
  1  

Виталий Гладкий

Невидимая угроза

Глава 1

Легко ли быть мужем бизнес-леди? Этот риторический вопрос меня уже не мучил. Я плыл по течению бурной реки жизни как щепка, не имея особого желания ни задуматься о своем будущем, ни пристать к тому или иному берегу.

Сегодня очередная презентация. То есть, в переводе с заумного на нормальный язык, элементарная пьянка нуворишей и их прихлебателей. Вокруг меня толкутся разгоряченные спиртным новоявленные хозяева жизни – все в импортных прикидах от известных кутюрье, сытые и вальяжные.

На их фоне я выгляжу бедным родственником, которого пригласили на междусобойчик только ради того, чтобы он по окончании застолья помыл на кухне грязную посуду.

Мой мятый костюм (когда-то он тоже был дорогим, не скрою) не выдерживает никакой критики, а трехдневная щетина на щеках делает меня похожим на бомжа. Правда, я льщу себя надеждой, что выгляжу со стороны как крутой и стильный мэн.

Но это только предположение. Косые, большей частью недоуменные, взгляды, которые бросают в мою сторону некоторые из собравшихся, не позволяют мне почить на мягком ложе самоуспокоенности.

Ну и плевать. Если я для них словно камешек на дороге, досадное недоразумение, то мне они, все вместе взятые, значили меньше, чем пустое место.

Короче говоря, я выглядел словно вывалявшаяся в угольной пыли ворона, долбящая клювом нечаянно найденный кусок сыра на фоне сахарно-белого сугроба. Я пил в полном одиночестве и все подряд, что мне приносили шустрые мальчики-официанты, и закусывал только дорогими деликатесами, стремясь нанести максимальный финансовый урон гостеприимным хозяевам.

Ближе к двенадцати ночи я уже был в том состоянии, которое характеризуется емким и кратким словом – балдеж. Мои мысли стали легкими до полной прозрачности, движения свободными и изящными (по крайней мере, мне так казалось), а по жилам загулял мелкий похотливый бес, благо свободных женщин в большом, отделанном мрамором зале было хоть отбавляй.

Я поискал глазами свою жену, и кисло ухмыльнулся.

Каролина, в умопомрачительном вечернем платье от… в общем, хрен его знает от кого, блистая бриллиантами и ослепительной улыбкой, время зря не теряла. Она оживленно беседовала с квадратным господином, который был ей по плечо и который считал, что его грудь начинается от пояса.

Гордо выпятив живот, он буквально пожирал глазами точеную шею Каролины и то, что ниже, благо кое-какие женские прелести торчали у него перед самым носом. Кобель холощеный…

Вот чертова баба, опять затевает какую-нибудь авантюру, чтобы сорвать большой куш, подумал я вяло и решительно отвернулся.

За весь вечер Каролина соизволила подойти ко мне только два раза, и то затем, чтобы в очередной раз напомнить мне какой я неисправимый раздолбай и что она не живет со мной, а мучается.

Я ей искренне посочувствовал.

Скорее всего, она стеснялась моего внешнего вида. Так получилось, что мы приехали на презентацию с разных концов города: Каролина – после посещения салона красоты, а я – по окончании тренировки в спортзале.

Возвращаться домой, чтобы навести лоск, мне страсть как не хотелось. А поскольку я человек импульсивный и всегда считал, что первый порыв – самый верный, то махнул рукой на приличия и появился в фойе заведения, где намечалась презентация, со спортивной сумкой в руках и в костюме, подчеркивающем мою индивидуальность.

Естественно, охрана обшмонала меня как вшивого Бобика. Секюрити (блин! ну и словечко – язык сломаешь) не поверили даже плотному кусочку лакированного картона с позолоченными вензелями, где было написано, что некий благотворительный фонд просто не мыслит презентацию без моей сиятельной персоны.

Особенно тщательно осматривали содержимое сумки. Наверное, охранники решили, что я камикадзе и принес с собой не менее чем килограмм пластида для свершения террористического акта.

В конце концов в сиятельные чертоги меня пропустили, но на грубо отесанной физиономии начальника охраны открытым текстом были написаны большие сомнения в моей благонадежности. Проходя после шмона мимо него, я не удержался и с бесшабашным видом подмигнул – мол, привет, коллега.

Ясное дело, он идентифицировал меня, едва я появился в вестибюле. Рыбак рыбака видит издалека. А начальник охраны несомненно был мужик битый, не в одних палестинах повоевавший. Скорее всего, большой спец по оказанию "интернациональной" помощи, которая оставила на его лице несколько шрамов. Хороший мужик, наш человек, кремень, сразу видно.

  1