ФАНТАСТИКА

ДЕТЕКТИВЫ И БОЕВИКИ

ПРОЗА

ЛЮБОВНЫЕ РОМАНЫ

ПРИКЛЮЧЕНИЯ

ДЕТСКИЕ КНИГИ

ПОЭЗИЯ, ДРАМАТУРГИЯ

НАУКА, ОБРАЗОВАНИЕ

ДОКУМЕНТАЛЬНОЕ

СПРАВОЧНИКИ

ЮМОР

ДОМ, СЕМЬЯ

РЕЛИГИЯ

ДЕЛОВАЯ ЛИТЕРАТУРА

Последние отзывы

Прости меня, Молли

Даже не знаю понравился роман или нет, какой-то осадок после прочтения остался нехороший. Вито действительно идиот,... >>>>>

Экзамен для плейбоя

Хороший романчик. >>>>>




Loading...
  2  

Вопреки ожиданиям, взгляд Ника не дрогнул. Ни на мгновение не спуская с меня глаз, он выдернул из груди кинжал и вонзил его в одну из девушек.

Я вскрикнула и инстинктивно подхватила ее, когда Ник отшвырнул свою жертву.

— Помоги ей! — крикнула я Кости, но он бросился на Ника.

После такого ранения девушка без особой помощи не проживет и нескольких секунд.

Я услышала, как Кости выругался сквозь зубы, прервал свою погоню и опустился на колени рядом с несчастной. Я же кинулась за Ником, бормоча проклятья.

Позади слышались редкие выстрелы: слишком много посетителей металось по залу, к тому же Ник прикрывался второй девчонкой, как щитом, и мои люди не могли открыть огонь на поражение. Ник это прекрасно знал, и я тоже.

Ник взвился в воздух и, нарушив все законы притяжения, перепрыгнул через голову одного из моих помощников. На лету он использовал заложницу в качестве оружия и швырнул ее в ближайшего солдата. Тот на мгновение потерял равновесие. Этого было достаточно: Ник ловко приземлился и выхватил у преследователя оружие.

Я метнула еще три кинжала, но бегавшие вокруг люди помешали прицелиться. Ник торжествующе вскрикнул, когда лезвия миновали сердце, а потом развернулся и выстрелил.

Мне хватило доли секунды, чтобы понять: если пригнусь, нули попадут в людей. В отличие от меня они не были наполовину вампирами и могли погибнуть. И я выпрямилась… Но чья-то железная рука оттолкнула меня с такой силой, что я больно ударилась головой. Это был Кости. В следующее мгновение его тело трижды содрогнулось, приняв пули, которые предназначались мне.

Кости сразу отпустил меня, развернулся и одним прыжком перенесся в другой конец комнаты, где Ник пытался схватить следующего заложника. Не успел! Кости врезался в него. Сцепившись, они едва не проломили стену. Перепрыгивая через упавших людей, я подбежала и увидела как Кости поворачивает серебряный кинжал в груди Ника. Можно расслабиться… Серебро в сердце — конец для Ника, как и для любого другого вампира. На всякий случай Кости повернул лезвие еще раз, потом выдернул кинжал и окинул меня взглядом с ног до головы.

— У тебя кровь, — произнес он, нахмурившись.

Я прикоснулась рукой к щеке. Чья-то пряжка или другое украшение царапнуло кожу, когда Ник швырял в меня людей, словно живые снаряды.

— В тебе сидят три пули, а ты беспокоишься о царапине у меня на щеке?

Кости подошел ближе и прикоснулся к моему лицу:

— Я излечиваюсь мгновенно, милая. А ты — нет!

Хоть я и знала, что он говорит правду, не удержалась и пощупала его спину, чтобы убедиться — кожа по-прежнему гладкая, не осталось даже шрамов.

— Кстати, раз уж мы об этом заговорили. Здесь еще десяток людей, нуждающихся в твоем лечений. А моей царапиной займемся позднее.

Кости проигнорировал мои слова. Он поднес большой палец к своему клыку, коснулся образовавшейся ранкой моей щеки и приложил ее к моим же губам.

— Ты всегда в первую очередь заботишься обо мне, Котенок.

Больше меня никто так не называл. Для матери я — Кэтрин. Мои люди звали меня Кэт. А для неумерших я была Рыжей Смертью.

Я слизнула кровь с его пальца, зная, что спорить бесполезно. Чего таить, к Кости я испытывала те же чувства.

— Хорошо, — кивнула я, когда жжение в щеке утихло. — Теперь давай со всеми разберемся.

Девушка, которую Ник швырнул в солдата, лежала неподалеку. Кости оглядел ее, убедился, что физических повреждений нет, и двинулся дальше.

— Это же… он… — залепетала она, заметив клыки и зеленое сияние глаз.

Я похлопала ее по плечу:

— Не, беспокойся. Сейчас ты забудешь обо всем, что случилось за последние десять минут.

— Но что?..

Я не стала слушать ее бормотание и продолжила осмотр людей. Слава богу, кроме Ника, никто не погиб. Кости уже вылечил вторую заложницу — на ее груди осталось кровавое пятно и еще дыра на блузке, куда угодил мой кинжал. Счастливо отделалась!

— Какие потери? — спросила я у Купера, склонившегося над одним из посетителей, брошенных Ником мне под ноги.

— Все не так уж плохо, командир. Множественные переломы, ссадины, контузии. Как обычно.

Я посмотрела, как Кости бродит между ранеными и заставляет их выпить по нескольку капель своей крови (в мире нет лучшего лекарства чем кровь вампира).

— Очередной бой, подруга, — заметил, Хуан, один из моих капитанов.

Он показал на противоположный конец комнаты, где его коллега, Дэйв, удерживал вампира. Дэйв был вурдалаком; он — единственный из моих подчиненных, кто мог с ним справиться.

  2