ФАНТАСТИКА

ДЕТЕКТИВЫ И БОЕВИКИ

ПРОЗА

ЛЮБОВНЫЕ РОМАНЫ

ПРИКЛЮЧЕНИЯ

ДЕТСКИЕ КНИГИ

ПОЭЗИЯ, ДРАМАТУРГИЯ

НАУКА, ОБРАЗОВАНИЕ

ДОКУМЕНТАЛЬНОЕ

СПРАВОЧНИКИ

ЮМОР

ДОМ, СЕМЬЯ

РЕЛИГИЯ

ДЕЛОВАЯ ЛИТЕРАТУРА

Последние отзывы

Дом на перекрестке (Трилогия)

Это моя первая книга подобного жанра. Прочитала на одном дыхании, просто супер! Жаль, что на этом сайте... >>>>>

Право на счастье

В целом серия не плохая, всё как в жизни, кто сильнее, тот и на коне. >>>>>




Loading...
  1  

Джо Беверли

Зимнее пламя

Глава 1

Декабрь 1763 года

Суррей, по дороге в Родгар-Эбби

«Многие люди были бы рады поскучать», — часто говорила мать Джениве Смит, когда девочка жаловалась на скуку. Тогда, как и теперь, это звучало неубедительно. Два долгих дня, проведенных в медленно движущейся карете, какой бы роскошной она ни была, исчерпали терпение Дженивы до последней капли.

Ее спутницы не казались ей скучными: обе леди Трейс, дамы почтенного возраста, могли любому составить прекрасную компанию. Толстая леди Каллиопа Трейс отличалась суровой проницательностью, а худенькая леди Талия — очаровательной эксцентричностью. Втроем они могли бы играть в вист до бесконечности.

Однако поскольку одной исполнилось восемьдесят четыре, а другой семьдесят семь, они время от времени впадали в дрему, как это случилось и сейчас. Прислонившись к стенкам кареты, они подпирали их словно неудачно подобранные книжные подставки; при этом одна похрапывала, а другая присвистывала носом.

Книги уже не вызывали у Дженивы интереса, а заняться каким-нибудь рукоделием в раскачивающейся карете было невозможно. Она никогда бы не призналась в этом вслух, но карты ей тоже надоели. Хоть бы Господь послал ей какое-нибудь развлечение, пусть даже разбойника с большой дороги…

Карета остановилась, и Дженива с испугом посмотрела в окно. Не может быть, чтобы ее пожелание исполнилось так быстро!

Ее сердце забилось от волнения, когда она достала из дорожной сумки пистолет. Наконец-то что-то начало происходить! Проверив пистолет, Дженива взвела курок и только потом сообразила, что разбойники не нападают бесшумно. Разве они не кричат вначале: «Кошелек или жизнь»?

Кроме того, ни один разбойник, будучи в здравом уме, не станет останавливать кортеж из трех карет и четырех сопровождающих их вооруженных верховых, даже если его соблазнит позолоченное великолепие одного из экипажей: дамы Трейс с комфортом путешествовали в дорожной карете, принадлежавшей их внучатому племяннику маркизу Эшарту.

Когда она увидела его портрет, висевший в доме его тетушек в Танбридж-Уэллз, на котором был изображен бледный, напудренный, разряженный человек, об этом маркизе у Дженивы создалось весьма плохое впечатление, а его карета укрепила ее неприязнь. Ни одному истинному мужчине не требуются мягкие обивки, обтянутые шелком стенки и изысканно украшенные позолоченные подсвечники, не говоря уже о пышнотелых нимфах, нарисованных на потолке.

Карета все еще стояла, и Дженива, сидя спиной к лошадям, не видела, что происходит.

Вытянув шею, она выглянула из окна и увидела съехавшую в канаву карету. Попавшая в беду дама разговаривала с Хокни, главным из сопровождающих их всадников.

Облака сгущались, и резкий ветер начал раскачивать деревья. Снаружи царил ледяной холод, так что бедная дама, должно быть, совсем замерзла, а значит, им придется подвезти ее до ближайшей гостиницы.

Дженива взглянула на обеих леди Трейс, не зная, имеет ли она право принимать решения: они попросили ее отправиться с ними в это путешествие в качестве компаньонки. «Ведь вы пережили такие приключения!» — воскликнула тогда Талия. Но ее обязанности так и не были до конца определены.

Во всяком случае, Дженива понимала, что ее «служба» являлась не только необходимостью, но и актом благотворительности. Дамам было известно, что она чувствовала себя неуютно в доме своей мачехи отчасти поэтому они и предложили ей эту поездку. Она должна отплатить им вниманием и заботой, но как ей следовало сейчас поступить?

У нее заболела шея, и Дженива выпрямилась. Возможно, Хокни тоже не знает, имеет ли он право решать. Она пожала плечами и, взяв накидку, лежавшую рядом на сиденье, открыла дверцу и вылезла наружу. От морозного воздуха у нее перехватило дыхание. Дженива поспешила закрыть дверцу, чтобы не выпустить тепло, затем завернулась в накидку, набросила на голову капюшон и завязала его.

Теплая синяя накидка, подбитая кроличьим мехом, была подарком леди Трейс и самой роскошной из всех, которые когда-либо имелись у Дженивы. Она пожалела, что забыла захватить муфту из того же меха.

Спрятав руки под накидку, Дженива торопливо направилась к чужой карете, чувствуя, как холод сквозь тонкие подошвы кусает ее ноги.

Женщина повернулась, и из-под дорогого темного меха перед Дженивой предстало хорошенькое, но с резкими чертами лицо.

  1