ФАНТАСТИКА

ДЕТЕКТИВЫ И БОЕВИКИ

ПРОЗА

ЛЮБОВНЫЕ РОМАНЫ

ПРИКЛЮЧЕНИЯ

ДЕТСКИЕ КНИГИ

ПОЭЗИЯ, ДРАМАТУРГИЯ

НАУКА, ОБРАЗОВАНИЕ

ДОКУМЕНТАЛЬНОЕ

СПРАВОЧНИКИ

ЮМОР

ДОМ, СЕМЬЯ

РЕЛИГИЯ

ДЕЛОВАЯ ЛИТЕРАТУРА

Последние отзывы

Страстная бунтарка

Хороший роман >>>>>

Месть Лаки

Супер. Читать всю серию >>>>>




Loading...
  102  

Разумеется, он не видел никакого смысла продолжать задавать вопросы. Вместо этого, не сказав более ни слова, даже не попрощавшись, – в конце концов, подумал он, время, когда он и полковник изображали любезность, прошло, – Келли просто развернулся и направился к двери. Но когда он уже потянулся к ручке, Паркер-Браун снова заговорил.

– Все-таки. Кто вам сказал о том, что якобы видел стрелок Гейтс? – спросил он.

Келли посмотрел на него через плечо. Джеррард Паркер-Браун начинал нравиться ему все меньше и меньше, и все больше и больше он не доверял ему.

Теперь настала очередь Келли изобразить широкую улыбку. В конце концов, не только Паркер-Браун имеет право притворяться мистером Очарование.

– Вы, должно быть, шутите, – сказал Келли.

Но как только он вышел за дверь, улыбка сразу исчезла с его лица. Ноги у него подкашивались, и он заметил, что дрожит с головы до пят. Он не мог дождаться, когда уедет прочь из Хэнгриджа и приведет в порядок свои мысли.

«Вот дерьмо, – подумал он. – Что же на самом деле происходит?»


Сев в машину, Келли помчался на полной скорости, проехал дорогу, ведущую к Хэнгриджу, и прямо через долину выехал на торфяники с другой стороны. Он резко свернул на место парковки для туристов, пустовавшее в это время года, и остановил свой взятый напрокат «вольво».

Он выключил мотор и быстро выскочил из машины, жадно глотая пьянящий воздух торфяников. Прошло несколько минут, прежде чем он почувствовал, что снова дышит нормально, и только тогда он достал из кармана мобильный телефон и набрал номер Карен.

Она ответила сразу же. Но он и не думал, что она будет играть с ним в прятки по телефону, пока не пройдет какое-то время или, по крайней мере, пока не будет сделан значительный прогресс в разгадывании тайны смертей Хэнгриджа.

– Я видел Паркера-Брауна, – объявил он. – И я расскажу тебе кое-что невероятное. Честно говоря, я все еще не могу отойти от этого.

– Что?

– Нет. Ты была права. Не по телефону. Мы можем встретиться сегодня вечером?

Была пауза в какую-то долю секунды.

– Только попозже. У меня уже назначена встреча на семь. Как насчет девяти тридцати?

– Отлично. Где?

Келли не знал, какое место встречи выбрать. Он бы предпочел, чтобы их встреча была тет-а-тет, но не был уверен, что смеет предложить это после того, что произошло.

Еще одна короткая пауза.

– Приходи ко мне, если хочешь, – наконец сказала она.

Он колебался.

– Ты уверена?

– Да, конечно же, я уверена, Келли. Мы ведь с тобой взрослые люди, правда?

Келли заметил, что улыбался, когда окончил разговор. Это было вполне в стиле Карен Медоуз. От ее слов он стал чувствовать себя намного лучше. Намного нормальнее. И вдруг Джону Келли захотелось нормальных вещей, как ничего другого в мире.

Глава 17

По дороге из Хэнгриджа Келли свернул с обычного пути и остановился у паба «Дикая собака». Было интересно вновь посетить место, с которого все началось. Чарли, хозяин, как всегда, был не особо разговорчив, и, если бы он знал, что в ту ночь, когда Келли был у него в последний раз, недалеко от его пивной погиб на дороге молодой человек, он точно не пожелал бы это обсуждать. Что вполне устроило бы Келли, который просто хотел посидеть и собраться с мыслями. Он заказал, как всегда, стакан диетической колы и выпечку. Он знал, что пирожки Чарли готовились в неплохой пекарне в Мортонхэмпстеде. И были, по мнению Келли, одинаково хороши как холодными, так и горячими. И разумеется, он знал, что лучше не позволять Чарли превратить их в полужидкую массу в его чертовой микроволновке.

Келли уселся на тот же табурет у стойки, на котором сидел в ту ночь, когда был убит Алан Коннелли. Его голова все еще гудела после встречи с Паркером-Брауном. В мыслях полная неразбериха. Он чувствовал себя более чем странно, казалось, он почти ощущал присутствие Алана Коннелли, все еще видел его, словно призрака, развалившимся на соседнем табурете.

Столько всего произошло после того судьбоносного дня, когда Алан Коннелли сидел рядом во плоти. Мышцы шеи у Келли были напряжены, будто скованные. Ему было очень больно шевелить головой. Келли пришлось заставить себя съесть свой пирожок медленно и заказать еще стакан диетической колы. Он подозревал, что следующие несколько часов жизни будут тянуться бесконечно. И он ждал встречи с Карен Медоуз с еще большим нетерпением, чем когда в прошлый раз они договорились встретиться у нее на квартире. То, что он хотел сообщить ей, лежало таким тяжелым грузом у него на сердце, что он почти забыл о потенциальных осложнениях их отношений и о тех неожиданных чувствах, что пробудились в нем.

  102