ФАНТАСТИКА

ДЕТЕКТИВЫ И БОЕВИКИ

ПРОЗА

ЛЮБОВНЫЕ РОМАНЫ

ПРИКЛЮЧЕНИЯ

ДЕТСКИЕ КНИГИ

ПОЭЗИЯ, ДРАМАТУРГИЯ

НАУКА, ОБРАЗОВАНИЕ

ДОКУМЕНТАЛЬНОЕ

СПРАВОЧНИКИ

ЮМОР

ДОМ, СЕМЬЯ

РЕЛИГИЯ

ДЕЛОВАЯ ЛИТЕРАТУРА

Последние отзывы

Бизнес прежде всего

Слабенько, не понравилось, сплошные розовые сопли >>>>>




Loading...
  134  

Несколько секунд на том конце провода молчали. Джоан, вероятно, проверяла компьютерную базу данных.

– «Старый особняк», Роборо, – сухо сказала она, снова взяв трубку.

Возможно, Карен и недолюбливала Джоан, но всегда восхищалась тем, как секретарь делает свою работу. И если бы они были не на разных концах провода, а в одной комнате, быть может, Карен даже обняла бы ее. И это было бы выражением искренней благодарности.

Тем не менее она была немного озадачена. Роборо была деревней на окраине Дартмура, расположенной очень удобно в нескольких милях от центра Плимута. За последнее время она стала очень модным местом. «Старый особняк» казался Карен просто шикарным адресом. Паркер-Браун говорил ей, что женился на очень богатой невесте, но, как она поняла, после развода его финансы истощились. В разговорах они не касались темы жизни Джерри в то время, когда он не находится в полку, а «Старый особняк» не выглядел названием дома, который выбрал бы для проживания одинокий человек.


Келли не прослушал ни сообщение Карен, ни чье-либо еще. Его мобильник оставался выключенным по пути в Лондон и обратно и потом, когда он наконец добрался до дому.

Поездка домой была настоящим кошмаром. Келли все еще чувствовал себя нехорошо. Ему повезло, и он сумел поймать такси почти сразу, как вышел из дома Ника. Это было очень хорошо, потому что он боялся, что может просто упасть.

По дороге через Лондон до вокзала Паддингтон ему немного полегчало, но весь путь на поезде до Ньютон-Эббота он почти ничего не соображал. В голове его вспыхивали ужасные образы смерти и разрушения, и некоторые из них были памятью о многолетней работе в газете, а некоторые – просто плодом его воспаленного воображения.

Где-то около Тонтона он впал в беспокойный сон, но это не принесло ему никакого облегчения. Келли снилось, что он снова в Северной Ирландии 70-х и что его с завязанными глазами повезли в какое-то секретное место, где он должен был взять интервью у лидера ИРА.

Но когда повязку с глаз сняли, то он увидел перед собой Ника с винтовкой в руках, направленной ему прямо в голову.

– Ты ни черта не понимаешь, – кричал Ник. Но говорил он не своим голосом, а чужим, с сильным ольстерским акцентом.

Затем громкий удар, яркая вспышка света, и Келли проснулся в холодном поту, как раз когда поезд подъезжал к станции Ньютон-Эббот.

Келли уже был за рулем, хотя всего несколько миль по дороге до станции (когда он знал, что действительно делает то, чего делать не стоит), и вот теперь ему нужно было ехать домой – хорошо понимая, что последствия недавнего удара по голове еще далеко себя не исчерпали. И что еще хуже, вести требовалось огромный неуклюжий «вольво», потому что у Келли не было ни времени, ни желания поменять его на «MG», хотя он знал, что его маленькая машина уже отремонтирована. Ему пришлось очень напрягаться просто для того, чтобы видеть, пока он очень медленно ехал к улице Церкви Святой Марии.

Оказавшись в родной обстановке, Келли шлепнулся в кресло у окна с видом на залив и закрыл глаза. Он не спал, но и не бодрствовал. Несколько раз звонил телефон. Келли не обратил внимания. Не было ни одного человека на всем белом свете, с кем бы он хотел разговаривать. Ни одного.

Позвонили в дверь. Келли выглянул в окно. На улице была припаркована патрульная машина, и два констебля в форме стояли у его двери. Келли тяжело вздохнул. Он знал, что если попытается проигнорировать их, то его просто не оставят в покое.

– С вами все в порядке, сэр? – спросил старший, когда Келли открыл дверь.

– Да. Все нормально. – Келли был краток. Он просто хотел, чтобы патрульные поскорее ушли.

– Вы не возражаете, если я спрошу вас, где вы были, сэр?

– Да просто ходил в магазин.

– Вы довольно долго ходили по магазинам, не так ли, сэр?

Келли пожал плечами.

– Ладно. Просто больше никуда не уходите, не предупредив нас, хорошо, сэр?

– Я не собираюсь никуда идти, констебль, – сказал Келли.

И это была правда. Ему больше некуда было идти.


Чуть больше чем через час Карен и Микки Тернер приехали в Роборо. «Старый особняк» оказался огромным гранитным зданием на окраине деревни, с видом на торфяники. Карен была права. Дом, с обсаженным деревьями частным подъездом, с очевидно огромным участком, был безусловно шикарным. И казалось, за домом хорошо ухаживали. Все это должно было стоить бешеных денег.

  134