ФАНТАСТИКА

ДЕТЕКТИВЫ И БОЕВИКИ

ПРОЗА

ЛЮБОВНЫЕ РОМАНЫ

ПРИКЛЮЧЕНИЯ

ДЕТСКИЕ КНИГИ

ПОЭЗИЯ, ДРАМАТУРГИЯ

НАУКА, ОБРАЗОВАНИЕ

ДОКУМЕНТАЛЬНОЕ

СПРАВОЧНИКИ

ЮМОР

ДОМ, СЕМЬЯ

РЕЛИГИЯ

ДЕЛОВАЯ ЛИТЕРАТУРА

Последние отзывы

Бессердечный повеса

Отличный роман!!!!!!! >>>>>




Loading...
  2  

Кристин Каст — студентка университета, одна из самых юных авторов США. Она пишет рассказы и стихи и была удостоена наград как молодой автор в области журналистики и в жанре поэзии. В одном из интервью на вопрос о ее заветном желании Кристин Каст ответила: «Я хочу быть счастливой. Конечно, это непросто, но без этого ничего не сделаешь».

Читайте информацию о писательницах и серии «Дом Ночи» на Официальном сайте русского издания серии «Дом Ночи» www.houseofnight.ru.

Глава 1

Калона


Калона поднял руки. Он ни секунды не колебался. В том, что следует сделать, у Бессмертного не было ни малейших сомнений. Никому и ничему не позволялось становиться у него на пути, а этот человеческий мальчишка оказался как раз между ним и тем, что он желал. Нет, Калона не испытывал особого желания убивать парня, но и не особенно хотел оставлять в живых. Это была просто необходимость.

Бессмертный не чувствовал ни сожаления, ни раскаяния. Собственно говоря, за долгие столетия, прошедшие после своего падения, он почти полностью разучился чувствовать. И с привычным равнодушием свернул парню шею, положив конец его жизни.

— Нет!

В этом единственном слове было столько муки, что сердце Калоны обратилось в лед. Выронив безжизненное тело, он резко развернулся и увидел бежавшую ему навстречу Зои.

Их глаза встретились. Ее взгляд был полон ненависти и отчаяния.

В глазах Калоны застыло бессмысленное отрицание. Он пытался найти слова, которые могли бы заставить ее понять — и простить его. Но ничто не могло изменить того, что она увидела, и даже если Бессмертный мог сотворить невозможное, у него не осталось на это времени.

Потому что Зои швырнула в него всю силу стихии духа. Удар сокрушил Бессмертного, поразил его силой, находившейся за гранью физического. Дух был сутью и сущностью Калоны, эта стихия питала его на протяжении столетий, именно она давала ему уверенность и великую силу.

Бросок Зои опалил его. Сила удара была настолько велика, что подняла Бессмертного в воздух и перебросила через высокую каменную стену, отделявшую остров вампиров от Венецианского залива. Ледяная вода поглотила его и поволокла вниз. На какой-то миг боль настолько оглушила Калону, что он перестал бороться.

«Возможно, пора оставить эту мучительную борьбу за жизнь со всеми ее прелестями. Возможно, стоит вновь позволить ей победить себя», — но не успел Бессмертный подумать об этом, как вдруг почувствовал, что произошло. Душа Зои разлетелась на куски, и ее дух покинул землю с той же неизбежностью, с какой падение когда-то перенесло его самого из одного мира в другой.

Это открытие поразило его сильнее, чем полученный удар.

Только не Зои! Калона никогда не хотел причинить ей вреда. Несмотря на все козни Неферет, вопреки всем уловкам и планам Т-си Сги-ли, он продолжал упрямо стоять на своем и готов был использовать всю свою колоссальную силу для защиты Зои. Ибо она была его единственным средством приблизиться к Никс в этом мире — единственном, оставшемся для него мире.

В попытке прийти в себя после удара Зои Калона рывком поднял свое тяжелое тело из цепких объятий волн — и осознал всю правду. Это из-за него душа Зои покинула тело. И теперь она умрет.

С первым глотком воздуха из груди Бессмертного исторгся душераздирающий, исполненный муки, вопль, эхом повторивший ее последнее слово:

— Нет!

Неужели он мог поверить, что после падения у него не осталось никаких чувств? Он был глупцом, он ошибался — чудовищно ошибался.

Чувства терзали Калону, пока он рывками летел над самой водой; они кромсали его и без того израненный дух, восставали против, ослабляя и обескровливая его душу. Мутным, гаснущим взором он взирал на лагуну, болезненно морщась от света огней, обозначавших землю.

Ему ни за что туда не добраться. Где-то там был его дворец. У него не было выбора. Собрав последние остатки сил, Бессмертный рассек крыльями холодный воздух, тяжело взлетел над стеной и рухнул на мерзлую землю. Он не знал, как долго пролежал так в стылой тьме разорванной ночи, позволив чувствам терзать свою потрясенную душу.

Каким-то отдаленным уголком разума Калона уже понимал, что с ним случилось. Он снова пал, только на этот раз больше духом, чем телом, хотя тело тоже больше не хотело ему подчиняться.

Он почувствовал ее присутствие раньше, чем она заговорила. Так у них сложилось с самого начала, и уже неважно, хотел он этого или нет. Они просто чувствовали друг друга.

  2