ФАНТАСТИКА

ДЕТЕКТИВЫ И БОЕВИКИ

ПРОЗА

ЛЮБОВНЫЕ РОМАНЫ

ПРИКЛЮЧЕНИЯ

ДЕТСКИЕ КНИГИ

ПОЭЗИЯ, ДРАМАТУРГИЯ

НАУКА, ОБРАЗОВАНИЕ

ДОКУМЕНТАЛЬНОЕ

СПРАВОЧНИКИ

ЮМОР

ДОМ, СЕМЬЯ

РЕЛИГИЯ

ДЕЛОВАЯ ЛИТЕРАТУРА

Последние отзывы

Будь моей

Очень хороший раман ,прочитала на одном дыхание >>>>>

Будь моей

Очень хороший раман ,прочитала на одном дыхание >>>>>



загрузка...


  101  

На бегу выплевывая душащую его кровь, центурион мчался по тусклым коридорам. За ним стлался топот сандалий, сопровождаемый шумным дыханием и звоном оружия. Поворот — и длинное глухое пространство со скамьями… Слепящие вспышки ударили по глазам. Тварей здесь было много. Взвивались хоботки, и всякий раз центурион чувствовал живое, трепещущее на мече. Еще один оптион со стоном упал на каменный пол. Метнувшуюся от убитого тень центурион пришпилил к стене и разглядел обычное человеческое лицо. Он больше не верил этой лжи: металлу и лицам, хоботкам и черной крови. Он должен был успеть, прежде чем умрет. Он знал, что их осталось немного…

Еще одна дверь! Распахнув ее пинком, полуслепой от заливающей глаза крови, он шатнулся к расплывающимся контурам чудовищ. Они хотели раствориться, уйти от него!.. Но он им не даст! Он дошел, и ему не нужно было уже экономить силы. Все без остатка он оставит здесь! Рывком центурион перевернул массивный стол, мешающий ему добраться до двуруких оборотней, и зверем обрушился на них. Он действовал мечом и кинжалом, радуясь, что руки еще подчиняются ему. Визжащие тени бросались на него и, скрючившись, падали замертво. Вспышки их, казалось, ослабели. Они кусали тело не больнее комариков. И, глотая собственную кровь, центурион успевал булькающе смеяться. Они прорвались к сердцу Эреба, тараном вошли в его грудь. И они побеждали! Обретя зрение богов, он вдруг увидел себя, окровавленного, страшного, бьющегося среди всех этих лжелюдей… Что-то пронзительно вскрикнув, крючконосый, прятавшийся до сих пор за спинами хоботообразных человечек вскинул перед собой руку с трубчатым оружием. Два окошечка пустоты вместо глаз излучали страх и ярость одновременно. Часто забили вспышки. Комарики… Распахнув глаза, прислушиваясь к голосу, торжественной медью зазвучавшему в нем, центурион выпрямился, расправил плечи и спину. С внезапным блаженством он вдруг ощутил, как приподымает его могучая внеземная сила, как вливает в его уставшие члены пьянящее тепло и бросает победным толчком на крючконосого дьявола. И, подчиняясь команде небесного голоса, он послушно взмахнул невесомым мечом.

— Жертвы? Что ж, тут ничего не попишешь… — Генерал взглянул на вытянувшегося перед столом офицера и криво усмехнулся. — По крайней мере, мы имеем право сказать, что испытания прошли в условиях, близких к боевым.

Николай Орехов, Сергей Орехов

СЕРЫЙ

Повесть

…мы живем обрывками одной жизни, обрывками второй и третьей жизни; они друг с другом не связаны, да мы и не сможем их связать.

Эрих Мария Ремарк «Черный обелиск»

…нам нужны внешние опоры, дабы образумить свое внутреннее «Я»…

Александр Зиновьев «Иди на Голгофу»


Глава 1. КОШМАР

Владислав Львович Равин сидел, ссутулившись, на краешке стула перед заваленным кипами рукописей столом и от нетерпения пощелкивал суставами пальцев.

«Когда же он закончит болтать по телефону?» — думал Владислав Львович, разглядывая сидевшего напротив нового ответственного секретаря редакции. По телефонам разговаривать — это они умеют. Какой-то щуплый, неказистый. Надо будет его как-нибудь в рассказик воткнуть. А что! Вполне сгодится. Лицо у него вон какое красное, да еще красный галстук на белую рубаху нацепил; чего-то дергается весь — ну прям мотыль на рыболовном крючке! Голосок его тоже на бумагу просится — в трубку не говорит, свиристит, свисток засоренный. И глаза; черты лица мелкие, глазки-пуговки, а зрачки большие. Такие зрачки у страдающих близорукостью. Что же мне этот любитель телефонного общения скажет? Что с моей рукописью решили? Когда же он болтать кончит?!

Владислав Львович вслушался в шум дождя за окном. Дождь еще не вовремя зарядил. Пока отсюда до дому доберешься — вымокнешь весь. Да и время уже — нормальные люди давно по домам сидят. Светлана сегодня обещала прийти, а у меня холодильник пустой. Целый год встречались на чужих квартирах, впервые согласилась прийти ко мне домой, и вот на тебе — подготовился…

— Вы меня извините, — неожиданно прервал размышления Равина секретарь, бросая трубку, — разговор важный был. А вы, простите?..

Моя фамилия Равин, Владислав Львович.

— Да-да-да! Очень приятно! Это я вас пригласил. Я тут человек новый, меня зовут Червякин Мстислав Аполлинарьевич. Где-то ваша… — Секретарь начал перекладывать стопки рукописей на столе.

  101  

Загрузка...