ФАНТАСТИКА

ДЕТЕКТИВЫ И БОЕВИКИ

ПРОЗА

ЛЮБОВНЫЕ РОМАНЫ

ПРИКЛЮЧЕНИЯ

ДЕТСКИЕ КНИГИ

ПОЭЗИЯ, ДРАМАТУРГИЯ

НАУКА, ОБРАЗОВАНИЕ

ДОКУМЕНТАЛЬНОЕ

СПРАВОЧНИКИ

ЮМОР

ДОМ, СЕМЬЯ

РЕЛИГИЯ

ДЕЛОВАЯ ЛИТЕРАТУРА

Последние отзывы

Всё потерять, чтобы найти

Мне понравилось. >>>>>

Узы крови

Перечитала ещё раз. Прекрасная книга. Рекомендую >>>>>



загрузка...


  180  

В 1923 году И. Ряпасов работает над историко-географической хрестоматией Северного Кавказа. Она была одобрена Госиздатом, но так и не увидела свет. Ряпасов пытался перебраться в Москву, но не смог там устроиться из-за отсутствия жилья. Некоторое время он живет на черноморском побережье, в Ростове, И опять возвращается в Ставрополь, где устраивается на работу хранителем архива.

Странствия продолжались и в 20-е, и в 30-е годы. И. Ряпасов заведует книжным отделом магазина, потом, помыкавшись без работы, — вынужден был уйти, так как не являлся членом профсоюза, — устраивается корреспондентом ростовской газеты «Голос юга». В 1932–33 годах он — секретарь редакции одной из районных газет Ставрополья. Здесь Иван Григорьевич припомнил свои былые увлечения геологией — открыл месторождение цементного сырья высокого качества, подал заявку м на месторождение нефти…

В 1936 году И. Ряпасов вновь вернулся в Ставрополь, преподавал на курсах географию, историю, русский язык. Учительствовал и в средней школе. Продолжал писать статьи историко-географического характера. В 1939–40 гг. в журнале «География в школе» помещен очерк о предполагавшемся Невинномысском канале, в журнале «Наука и жизнь» — статья «Редкое небесное явление». Последняя статья И. Ряпасова была напечатана в 1941 году. В ней он рассказал о развалинах древнехазарского города Маджары на Куме, последней столице хазар.

Осенью 1941 года, копая окопы на подступах к Ставрополю, Ряпасов простыл, заболел воспалением легких. Болезнь тянулась долго, и, когда к городу подошли немцы, эвакуироваться он не смог. А может, и не очень стремился. У Ряпасова после 1918 года вообще атрофировалось чувство страха: во время бомбежек, артналетов он спокойно ходил по городу, среди рушащихся стен и горящих зданий.

Фашисты мобилизовали Ряпасова на земляные работы, угнали на Украину, потом в Польшу, Чехию, Австрию… Вместе с тысячами других пленников он трудился с утра до вечера, причем кормили рабов отвратительно. И все-таки тяжело больной, пожилой Ряпасов держался.

В 1945 году, после освобождения, он вернулся на родину. Но за «сотрудничество с врагом» уже в 1949 году Ряпасов был арестован и осужден на 25 лет. Это был уже иссохший согбенный человек с рыжеватой бородкой клинышком. В толпе зэков он выделялся необыкновенно одухотворенным лицом…

Наступил 1954 год. Актюбинскнй суд освободил Ряпасова. Ему удалось выхлопотать себе место в доме инвалидов в Черкасской области. Здоровье было подорвано окончательно. Последние месяцы Ряпасов почти не вставал с постели, испытывая страшные муки. В эти дни его отыскали родные — брат Павел и сестра Ольга, краевед А. Шарц. Однако увидеть родных ему не пришлось. Последние дни он был в беспамятстве. 3 сентября 1955 года Ивана Григорьевича Ряпасова не стало. Не стало талантливого, доброго, чистого душой человека, которому обстоятельства не дали раскрыться до конца. А сколько бы смог сделать этот литератор-самородок, так мечтавший стать «русским Жюль Верном»…

Виталий Бугров, Игорь Халымбаджа

Довоенная советская фантастика

Материалы к биобиблиографии

От составителей

Напоминаем читателям: начало данного обзора (от «А» до «Т») помещено в предыдущих свердловских выпусках сборника («Поиск-86», «Поиск-89»).

Вкратце повторим, чем привлекла нас эта работа — крайне трудоемкая, хотя налицо довольно-таки обширная критическая и библиографическая литература.

Во-первых, очень многое просто не учитывалось нашими предшественниками — и потому до сих пор остается в тени, ускользает от внимания исследователей, а значит — и из ноля зрения рядовых читателей НФ.

Во-вторых, именно аннотированная биобиблиография способна, нам кажется, наглядно представить читателю, с одной стороны, состав авторов, вносивших свой — разумеется, неравноценный — вклад в общее дело становления нашей фантастики, а с другой стороны — обилие НФ тем, идей и ситуаций, с высоты наших — теперь уже девяностых — годов кажущихся иной раз откровенно неожиданными в произведениях более чем полувековой давности.

Впрочем, воздержимся от излишних повторов: любознательному читателю все равно придется обратиться к предыдущим публикациям.

Добавим только, что, как и прежде, в целях экономии места максимально лаконичны биографические сведения об авторах и аннотации. Опущены данные о переизданиях, если таковые достаточно часты и общедоступны. В обзор сознательно не включена НФ поэзия, минимально представлены в нем НФ очерки, лишь вскользь затронуты юмористика и сказочная фантастика, отсутствуют рассказы и повести о жизни первобытных людей, а также всевозможные «страшные истории», сочинения откровенно мистические.

  180