ФАНТАСТИКА

ДЕТЕКТИВЫ И БОЕВИКИ

ПРОЗА

ЛЮБОВНЫЕ РОМАНЫ

ПРИКЛЮЧЕНИЯ

ДЕТСКИЕ КНИГИ

ПОЭЗИЯ, ДРАМАТУРГИЯ

НАУКА, ОБРАЗОВАНИЕ

ДОКУМЕНТАЛЬНОЕ

СПРАВОЧНИКИ

ЮМОР

ДОМ, СЕМЬЯ

РЕЛИГИЯ

ДЕЛОВАЯ ЛИТЕРАТУРА

Последние отзывы

Дни и ночи

Действительно отличный роман есть чему поучиться отношениям к любимым к жизни с глубоким смыслом чистая любовь... >>>>>




Loading...
  2  

— Вы помните меня.

Помнит его? Разумеется, она помнит его. Такие всегда запоминаются уже хотя бы потому, что резко отличаются от всех остальных, — словом, белые вороны.

И из всех других знакомых Лоры Джеймс Пейден выделялся тем, что был единственным на ее памяти, кого практически изгнали из города.

— Что вы здесь делаете?

— Пригласите меня в дом, и я скажу вам. Или мне по-прежнему запрещен доступ в святая святых — Индиго-плейс, 22?

Лору задел этот намек на ее снобизм и на то, что она далеко не всех рада видеть в своем доме. Хотя это действительно было так. Рэндольфа и Мисси Нолан хватил бы удар, если бы их единственная дочь на одну из своих многочисленных вечеринок пригласила кого-нибудь вроде Джеймса Пейдена.

— Конечно, вы можете войти, — сдержанно сказала она.

Пейден оттолкнулся от дверного косяка и небрежно прошествовал мимо Лоры.

— Благодарю.

Она скрипнула зубами от его саркастического тона, однако все же закрыла дверь и стояла в стороне, пока он неторопливо и внимательно изучал парадный вестибюль ее дома. И пока он был занят этим, Лора изучала его.

Джеймс Пейден. Необузданный, настоящий бунтарь, имеющий дурную славу. Он был сущим наказанием для всей школы в Грегори, пока наконец не окончил ее на несколько лет раньше Лоры. Местное полицейское отделение также было с ним хорошо знакомо. Нет, он, конечно, не был изгоем, просто считался совершенно неисправимым. Он и кучка ребят, следовавшая за ним на мотоциклах, как верные рыцари за своим изгнанным королем. Своей территорией они считали зал при городском бассейне. Они проводили время или там, или мотались по городу. От этой компании были одни неприятности, и все, если это вообще было возможно, старательно ее избегали. Эти ребята славились тем, что много пили, громко ругались, быстро ездили и вели разгульный образ жизни — ну прямо «Ангелы ада» («Ангелы ада» — мотоциклетная банда, впервые появилась в 1949 году в Калифорнии. Название позаимствовано у группы американских пилотов времен Второй мировой войны, которых объединяла любовь к мотоциклам фирмы «Харлей». В настоящее время особенно широко распространены в Дании.), только в масштабах этого небольшого городка.

Джеймс Пейден, их бесспорный лидер, рос без всякой дисциплины, без видимых целей в жизни, ни на йоту не считаясь с кем-либо или с чем-либо. Порядочным молодым людям рекомендовалось держаться от него подальше, чтобы не нажить себе неприятностей. Молодым девушкам советовали то же самое, только в данном случае риск общения с ним мог иметь гораздо более неприятные последствия. Хорошая репутация и общение с Джеймсом Пейденом были двумя абсолютно несовместимыми понятиями.

По иронии судьбы он притягивал к себе людей. И мужчин, и женщин одинаково тянуло к нему, как обычно влечет к любому пороку. С Джеймсом было волнующе и весело. Он был порочен и, значит, по-особому, опасно привлекателен. И стоило ему только бросить один призывный взгляд, многозначительно приподнять бровь, сделать всего лишь одно манящее движение пальцем, как легкие жертвы, люди, не обладающие сдержанностью и силой воли, собирались вокруг него. Пейден притягивал к себе не только характером, но и приятной внешностью. Обтягивающие джинсы, футболки, кожаная куртка с поднятым воротником и сапоги были его обычным стилем задолго до того, как все это стало общепринятой и модной одеждой.

Его темно-каштановые волосы всегда были длиннее, чем принято, и он не стремился к тому, чтобы придать стрижке стильный вид. Джеймс взирал на мир задумчивыми зелеными глазами под густыми темными ресницами. Нижняя губа его откровенно чувственного рта была чуть более пухлая, чем верхняя. Его рот мог выглядеть совершенно капризным, когда насмешливая улыбка не касалась одного его уголка… как сейчас, когда он обернулся и обнаружил, что Лора пристально его рассматривает.

Она вяло улыбнулась ему и предложила:

— Не хотите ли подождать миссис Хайтауэр в гостиной?

Пейден подхватил ее официальный тон:

— После вас, мисс Лора.

Лора с удовольствием стерла бы с его лица эту самодовольную ухмылку. У нее даже зачесалась ладонь — так ей хотелось влепить ему пощечину. Вместо этого она повернулась к нему спиной и повела его в переднюю гостиную. По пути она всюду включала свет.

Войдя, Джеймс тихо и протяжно присвистнул. Стоя в центре комнаты, он засунул ладони в задние карманы джинсов и медленно повернулся на каблуках на триста шестьдесят градусов.

  2