ФАНТАСТИКА

ДЕТЕКТИВЫ И БОЕВИКИ

ПРОЗА

ЛЮБОВНЫЕ РОМАНЫ

ПРИКЛЮЧЕНИЯ

ДЕТСКИЕ КНИГИ

ПОЭЗИЯ, ДРАМАТУРГИЯ

НАУКА, ОБРАЗОВАНИЕ

ДОКУМЕНТАЛЬНОЕ

СПРАВОЧНИКИ

ЮМОР

ДОМ, СЕМЬЯ

РЕЛИГИЯ

ДЕЛОВАЯ ЛИТЕРАТУРА

Последние отзывы

Пробуждение

Бинго! Из выбранных 10ти романов с высоким рейтингом, которые я прочла этот лучший! И не просто лучший, а на порядок... >>>>>




Loading...
  2  

Я молчал, потому что знал, что нет слов для моего оправдания и я виноват по всем пунктам обвинения.

— Максимилиан, я поверил тебе и твоим обещаниям, потому что и я, и Яромир увидели, что ты её действительно любишь, и ты ей нужен, — Дейм отвернулся от меня к камину, и замолчал, а потом продолжил уже более спокойно. — То время, что ты проживаешь в замке, я наблюдал за тобой. Я видел, как ты влюблял в себя женщин, как расставался с ними, когда терял к ним интерес. Я никогда не вмешивался в твои отношения, потому что считал это твоим личным делом. Но с Ланой всё иначе — она нектэрия и не только…

Дейм опять замолчал, глядя на горящие в камине дрова. Я вспомнил слова Яромира, что Дейм относится к Лане, как к дочери, и прекрасно понял его беспокойство.

— Я знаю, что Лана для вас не просто нектэрия, — неуверенно начал я. — Вы относитесь к ней как к дочери. Вы видите в ней Лиолу.

— Да, Лиолу, — с грустью ответил Дейм. — Я потерял её и мою жену Марику во время одной из схваток в 1258 году. Я не смог их спасти, и они умерли, а я остался жить. Умерли по моей вине, а меня не было рядом, и я не смог их защитить. За все эти столетия не прошло и дня, чтобы я их не вспомнил. Они погибли из-за глупого желания Лорда нашего клана присоединить к нашей территории ещё один город. Первые сто пятьдесят лет после их смерти были самыми тяжёлыми. Я понял, что эти воины бессмысленны. Они не стоили тех жертв, которые приносил наш клан, для удовлетворения кровожадных и амбициозных интересов нашего Лорда. Именно поэтому, когда мне выпала возможность занять его место, я использовал её. Я стал Лордом клана, чтобы, по возможности, избегать таких конфликтов, чтобы наш клан не нёс таких потерь.

— Мне очень жаль, что так получилось с вашей семьёй, — не зная, что ещё сказать, произнёс я.

— Мне тоже жаль, — Дейм тяжело вздохнул. — Все эти столетия я жил без особых интересов и привязанностей. Я потом ты привёз Лану. Когда она появилась у нас в клане, я впервые за многие столетия ощутил вкус жизни. Мне интересно с ней разговаривать, наблюдать за ней, интересно делиться с ней знаниями. Я видел и знал многих нектэрий, и просто людей, но никто из них не вызывал у меня таких чувств, как Лана. Она добрая и хорошая девушка, и она очень умная, — Дейм сделал паузу, а потом улыбнулся. — Нет, она не умная, она мудрая, несмотря на то, что очень молода. Максимилиан, она полюбила тебя, и ты ещё не понимаешь, насколько тебе повезло…

— Я понимаю. И я тоже люблю её.

— Нет, ты не понимаешь. Если бы ты это понимал, то никогда бы не бросил её, не выслушав. Лана — альтруист, и в первую очередь думает не о себе, а о других, а ты этого до сих пор не осознаёшь. И дело даже не в этом. Она много раз обжигалась на этом, но продолжает упорно видеть во всех окружающих только хорошее. Она верит в окружающих её людей, и всегда старается понять, почему они так поступают, — Дейм посмотрел мне в глаза. — Она и тебя оправдывает, наверное. Максимилиан, Лана тебя очень сильно любит. Ради тебя она способна на многое. Я не хочу, чтобы ты этим злоупотреблял, потому что есть одно «но». Лана в первую очередь пытается понять людей, но если её разозлить, то она способна на многое. Как-то Яромир услышал одну из пословиц и сказал, что она идеально подходит к Лане: «Тихо еду, не свищу, а наеду, не спущу!», — Дейм улыбнулся. — Так вот, пойми одно. Ради себя она никогда не пойдёт на крайности, а ради тебя она готова на всё. Ты не понимаешь насколько это ценно, и если она однажды поймёт, что ты не достоин этого, она всю оставшуюся жизнь будет винить себя за смерти, которые она совершит, спасая тебя. Если ты, ещё, хоть раз сотворишь с ней такое, и даже если Лана будет просить у меня на коленях не наказывать тебя, я поступлю по-своему. Ты будешь жить в самой страшной иллюзии, из всех возможных. Ты понимаешь, о чём я говорю? — Дейм серьёзно смотрел на меня.

— Да, — ответил я. Но я знал, что никакая иллюзия, созданная Деймом, не будет так страшна для меня, как жизнь без Ланы.

— Я рад, что ты всё понимаешь, и рад, что Лана осталась с нами, — Дейм сел в кресло и расслабился. — Если честно, когда Лана пришла сегодня утром ко мне и попросила отпустить её, меня хватило отчаяние. В тот момент я готов был тебя убить. И тебе повезло, что я не знал где ты.

— Я ждал Лану в её комнате.

— Ладно, что было, то прошло, — сказал Дейм. — Но есть ещё один момент — я не могу оставить твой поступок безнаказанным, поэтому, с этого дня ты не имеешь права пить кровь Ланы.

  2