ФАНТАСТИКА

ДЕТЕКТИВЫ И БОЕВИКИ

ПРОЗА

ЛЮБОВНЫЕ РОМАНЫ

ПРИКЛЮЧЕНИЯ

ДЕТСКИЕ КНИГИ

ПОЭЗИЯ, ДРАМАТУРГИЯ

НАУКА, ОБРАЗОВАНИЕ

ДОКУМЕНТАЛЬНОЕ

СПРАВОЧНИКИ

ЮМОР

ДОМ, СЕМЬЯ

РЕЛИГИЯ

ДЕЛОВАЯ ЛИТЕРАТУРА

Последние отзывы

Австралийская дикарка

Слишком пошло, вульгарной, ни какой романтики >>>>>

Плохая девчонка

Задолбали западные писательницы-мазохистки - обязательно гл. героине надо пройти через череду унижений по пути... >>>>>




Loading...
  56  

Она оторвала взгляд от лица Мэгги и посмотрела на Констанса. В его серых пасмурных глазах смешались тоска, боль и растерянность. Как глупо все вышло… А ведь она верила ему. И только поэтому дала ему еще один шанс… Говорить было нечего и не о чем. В душе вальяжно, как будто ее только и ждали, развалилась пустота. Гермия повернулась спиной к столику, к душераздирающему взгляду Констанса, к колокольчиковоголосой Мэгги и направилась к выходу.

За спиной слышались быстрые шаги, но Гермия не оборачивалась. Слишком велико было искушение ударить по лицу того, кто окажется позади. Гермия выскочила на улицу.

Рядом с машиной стоял Поит, которого совершенно не удивил ее взволнованный вид. Он ожидал увидеть нечто подобное. А вот очаровательная девчушка, бегущая за Гермией, надо сказать, потрясла его воображение. Миленькая блондиночка с грустными глазами была похожа на ангела. Интересно, это и есть та самая Мэгги, из-за которой весь сыр-бор? Но почему тогда она несется за Гермией? Странное поведение для девушки, которая пытается увести чужого жениха… А вот и Констанс, разглядел Поит фигуру, нервно мельтешащую в дверном проеме.

— Гермия, ты в порядке? — спросил он, когда Гермия подбежала к машине.

— Как видишь! — огрызнулась Гермия. — Будь добр, избавь меня от преследователей. — Она, не оборачиваясь, указала назад.

— А ты?

— Поймаю такси!

Она проскользнула мимо Пойта, выскочила на шоссе и начала голосовать. Перед ней остановилось несколько машин. Не раздумывая, Гермия села в первую же и громко хлопнула дверью перед носом подбежавшего Констанса.

— Поехали! — выпалила она водителю.

— Куда вам нужно, мисс?

— К черту!

Такси сорвалось с места, обдав Констанса густым запахом бензина. Он обернулся к Пойту и Мэгги, словно ища поддержки. Поит только развел руками.

— Ты сам виноват, Констанс… Поверь, она даже не догадывалась…

— Так и не о чем было… — Констанс опустился на корточки и сжал голову руками. — Какой же я идиот…

Поит посмотрел на Мэган.

— Вы, если я не ошибаюсь…

Мэгги Фолк, — краснея, представилась девушка. — Понимаю, я сыграла не лучшую роль в этой истории. Но Констанс прав — рассказывать было не о чем. У нас не было серьезных отношений. А сегодня мы встретились, чтобы окончательно расстаться. Раньше такой возможности не было — я только что вернулась из Франкфурта.

— Любите путешествовать? — с улыбкой поинтересовался Поит.

— Работаю стюардессой.

— Наверное, это…

— Очень романтично, — рассмеявшись, закончила за него Мэгги. — Мне все так говорят. Романтично бывает первые несколько раз. А потом рутина, как и везде…

— Никогда бы не подумал. — Поит действительно никогда бы не подумал, что вместо коварной похитительницы чужих сердец увидит перед собой ангела со звонким голосом-колокольчиком. — Скажите, Мэгги, все стюардессы похожи на ангелов?

А он галантный, этот голубоглазый красавец, подумала Мэгги и улыбнулась Пойту…

11

На несколько дней Гермия заперлась в доме и не показывала оттуда носа. Одиночество — не лучший способ облегчить боль, но лучший способ скрыть ее, спрятать поглубже. И Гермия, сильная, но хрупкая Гермия, отлично это понимала.

Ей не хотелось, чтобы ее страдания видел кто-то, кроме нее самой. Ей не хотелось, чтобы ее жалели, как брошенную женщину. Ей не нужно было дешевое сочувствие, не нужны были мутные жалеющие взгляды за спиной, тягостное молчание, когда люди выбирают слова, чтобы не обидеть, коснувшись больной темы. Она хотела пережить эту боль сама, без постороннего вмешательства.

В конце концов, в ее жизни была уже боль. Первая — развод с Констансом, вторая — расставание с ним же. А теперь третья. И все по вине одного и того же человека. Конни, Конни, ты мог превратить меня в самую счастливую женщину на свете, а сделал самой несчастной… Гермия часто слышала о том, что многие дочери повторяют судьбу своих матерей, а многие сыновья — судьбу отцов… Видно, и ее не миновала эта горькая чаша. Правда, Ричмонд Шайн никогда не изменял своей жене… Во всяком случае, ни жена, ни дочь об этом не знали…

Гермия думала найти объяснение тому, что произошло. Констанс просто не может жить спокойно, без эмоционального всплеска, без приключений. И не важно, какого толка будут эти приключения: поездки в отдаленные места, ночевки под открытым небом или любовные связи на стороне… Может быть, запертый в клетку большого города и ее, Гермии, жизни в черно-белую клетку, он истосковался по миру, где все зыбко и неясно? Недостаток адреналина в крови, усмехнулась она. Но даже если это и так, Констансу все равно нет ни оправдания, ни прощения. Пусть возвращается в свой мир. А она… Она больше не может так. Она сделала все, что могла…

  56