ФАНТАСТИКА

ДЕТЕКТИВЫ И БОЕВИКИ

ПРОЗА

ЛЮБОВНЫЕ РОМАНЫ

ПРИКЛЮЧЕНИЯ

ДЕТСКИЕ КНИГИ

ПОЭЗИЯ, ДРАМАТУРГИЯ

НАУКА, ОБРАЗОВАНИЕ

ДОКУМЕНТАЛЬНОЕ

СПРАВОЧНИКИ

ЮМОР

ДОМ, СЕМЬЯ

РЕЛИГИЯ

ДЕЛОВАЯ ЛИТЕРАТУРА

Последние отзывы

День "М"

Всё правильно, но несколько тяжеловато читать: утомляют все эти нудные перечисления номеров дивизий, корпусов и... >>>>>




Loading...
  1  

Виталий Зыков

Конклав Бессмертных. Проба сил

Роберту Хайнлайну и его «Туннелю в небо» посвящается. Лишь сильным духом открыты новые горизонты.


Автор благодарит Пусенкова Романа за помощь и поддержку в работе над книгой.

…Жуткие катастрофы и потрясения производят некий сдвиг в умах людей. Превращают из животных социальных просто в животных. Тупых и безмерно жестоких, готовых жечь, насиловать, убивать просто так, ради утоления жажды власти. Они живут даже не одним днём, а одним часом. Им нет дела до будущего, ведь пока льётся чужая кровь, есть еда и выпивка, они бессмертны. Плевать, что рядом умирают, они-то живы!

И если не появится личность, способная остановить вакханалию смерти, исцелить людскую массу от безумия, то народ умрёт. Выродится в голых дикарей и вряд ли когда поднимется вновь. Поэтому на лидере лежит колоссальная ответственность. Чрезвычайно важно, чтобы он добился своего каким угодно способом, пусть даже силой или страхом. Именно так, силой или страхом…

Из выступления участника Первого Конклава



Пролог

Караганда из-под ладони посмотрел на заходящее солнце и тягуче сплюнул. Что за жизнь: ни днём, ни ночью покоя нет. Со всех сторон смерть подстерегает. Только зазеваешься, как — хоп, и нет тебя уже. Он-то ладно, пожил своё, а у молодых всё ещё впереди.

— Петька, темнеет уже! Где ты там со своим крокодилом?! — Сергей Сергеевич начал сердиться. Куда мальчишка запропастился?! Говорил же ему не уходить далеко от дома. Неровен час, какой чужак мимо постов прошмыгнёт. Ладно, если обычный бандит — ящер защитит, а вдруг Меченый? Или, не к ночи будь помянут, мутант? Никаких шансов для пацана. Да и вообще, мало ли опасностей в Сосновске — известных и не очень?

Снова нестерпимо захотелось закурить. Хоть того же ядрёного соседского самосада. Чтобы с первой затяжки пробрало до самых печёнок…

— Петька!!!

— Да тут я, тут! — Зашуршали заросли соседской малины, и на забор залез приёмыш. Лицо всё перемазано грязью, рубашка порвана, на щеке свежая царапина, под глазом фингал. Заметив внимательный взгляд старосты, довольно заулыбался.

— Подрался, что ли?

— Ага. С Володькой дядь-Колиным. Он меня мутантом обозвал и сказал, будто я хвост в штанах прячу, — сообщил Петька. — Ну я ему пару раз по носу и съездил.

— А он?

— А он мне. — Радости немного поубавилось, но не сильно. — А ещё Колючка приказа послушался и не мешал. Сел в сторонке, даже не рычал почти.

Снова зашуршали кусты, и приручённый ящер одним прыжком перемахнул через забор. От неожиданности Сергей Сергеевич вздрогнул.

— Вот ведь чертяка!

Не обращая внимания на ругань, Колючка шумно понюхал воздух и потрогал старосту лапой. Тот шарахнулся в сторону.

— Собьёшь ведь, дурья твоя башка! Петька, уйми скотину!!!

Мальчишка соскочил на землю и подозвал к себе расшалившуюся «обезьянку». Впрочем, это Караганда так решил, что подозвал. Не было ни свиста, ни команды, просто Колючка вдруг оставил его в покое и подошёл к хозяину.

Сергей Сергеевич привычно подивился таланту приёмыша. В отличие от некоторых, он не вопил о колдовстве и тёмных силах, не требовал бить всех Меченых смертным боем. Жизнь надо воспринимать такой, какая она есть. Без истерик и взаимных обид. Ну, стали люди чуточку другими, что с того? Зла не чинят и ладно. Зато сколько от них пользы… Караганда фыркнул. Чего себе врать-то? Плевать он хотел на всю эту сверхъестественную заумь. Будь Петруха хоть самим чёртом, он его в обиду никому не даст. Прикипел душой к мальцу, родней его и нет никого на свете.

Сергей Сергеевич широко ухмыльнулся, глядя, как приёмыш вполголоса отчитывает своего зверя. Тот внимательно слушал, раззявив пасть и увлечённо колотя хвостом по асфальту. Ящер отчего-то вообразил себя собакой.

Заканчивая воспитывать Колючку, Петька погрозил пальцем и зачем-то засунул ладонь ему в пасть. Караганда помимо воли напрягся. Знает ведь, что не обидит «обезьянка» мальчика, а всё равно боится. Даже зло берёт. Прямо как курица-наседка, осталось квохтать начать.

Мальчик же без страха принялся почёсывать дёсны хищника, заставляя того громко урчать. На землю потянулись струйки слюны, перед ящером уже целая лужица набралась. Караганда брезгливо поморщился: тьфу, гадость!

  1