ФАНТАСТИКА

ДЕТЕКТИВЫ И БОЕВИКИ

ПРОЗА

ЛЮБОВНЫЕ РОМАНЫ

ПРИКЛЮЧЕНИЯ

ДЕТСКИЕ КНИГИ

ПОЭЗИЯ, ДРАМАТУРГИЯ

НАУКА, ОБРАЗОВАНИЕ

ДОКУМЕНТАЛЬНОЕ

СПРАВОЧНИКИ

ЮМОР

ДОМ, СЕМЬЯ

РЕЛИГИЯ

ДЕЛОВАЯ ЛИТЕРАТУРА

Последние отзывы

Счастливого Рождества!

Затянуто до невозможного((( вот если бы сексом роман был разбавлен... А тут дальше поцелуев у них не дошло... >>>>>



загрузка...


  1  

Лора Патрик

Красавчик

Пролог

Сигнал тревоги раздался точно в три семнадцать пополудни. Дэниел Лири поднял голову. Почти все пожарные из его бригады были наверху. Ребята отдыхали после обеда. Когда они один за другим начали спускаться вниз, Дэниел отшвырнул тряпочку, которой полировал оборудование, и побежал к нише, где лежали его ботинки, куртка и каска.

Диспетчер по громкой связи три раза повторил адрес того места, где произошло возгорание. Дэниел покачал головой: надо же, всего в нескольких кварталах от их пожарного депо! Пока остальные одевались, он вышел из ворот гаража и оглядел улицу.

Дыма не видно... Может, на этот раз им повезет и они, приехав на место, увидят, что горит всего-навсего помойка? В старых районах Филадельфии дома лепятся вплотную друг к другу, и, хотя брандмауэры не дают пламени распространиться вширь, теснота зачастую мешает пожарным проникнуть к очагу возгорания.

Загудел клаксон пожарной машины. Дэниел медленно повернулся и махнул рукой водителю, Джону Питерсу. Машина выехала из депо. Когда она поравнялась с Дэниелом, он заскочил на заднюю платформу. Каждый раз, когда они отправлялись на вызов, сердце его начинало биться чаще, а все чувства обострялись.

Пока они лавировали в потоке машин, Дэниел снова мысленно вернулся к тому дню, когда решил стать пожарным...

1

Кончилась необычно промозглая зима, свежий ветер принес запах океана. Дэниел Лири ловко карабкался на старое дерево, цепляясь за ветки, на которых только начали набухать весенние почки. Ветви старого дерева, казалось, не выдержали бы и белки – одиннадцатилетний мальчик был для них явно тяжеловат. Если ему удастся взобраться чуточку повыше, он, может, разглядит со своего наблюдательного поста океан. Отца вот уже три месяца нет дома. Сегодня он наконец должен вернуться...

Зимой четверым братьям Лири всегда жилось трудно. Когда в Северной Атлантике бушевали шторма, рыболовецкие суда обычно дрейфовали на юг, в теплые воды. Так же поступал и их отец на своем «Богатыре». С наступлением зимы Дэниел всегда сжимался от страха. Не забудет ли отец прислать им денег на пропитание? Сумеет ли Майк прокормить троих младших братьев? Самое главное – не попасть в лапы социальных работников, которые отдадут их всех в приют!

– Ты его видишь?

Дэниел глянул вниз. Под деревом, на котором еще не распустились листья, стоял его брат. Курточка Тима совершенно истрепалась, на голове у него старая линялая отцовская шерстяная шапочка. Утро было морозное, и изо рта Тима шел пар. Как и у всех Лири, волосы у него были почти черные, а светлые глаза такого ярко-зеленого цвета, что невольно привлекали внимание.

– Убирайся! – закричал Дэниел.

Несмотря на то, что у них с Тимом был всего год разницы, с недавних пор его стало раздражать постоянное присутствие младшего брата. В конце концов, ему, Дэниелу, уже одиннадцать, а Тиму всего десять!

Зачем братишка повсюду ходит за ним хвостом?

– Тебя ведь просили присмотреть за малышом! – укорил брата Тим. – Если Майк вернется и увидит тебя на дереве, он с тебя голову снимет!

Майк, их старший брат, всегда поручал им следить за младшим, Шоном, пока он ходил в ближайший магазин, чтобы купить им еды. Деньги у них на исходе; если отец сегодня не вернется, Майку придется украсть что-нибудь в бакалее, чтобы накормить братьев в выходные. Завтракают и обедают они в школе, так что в будни прожить еще можно. Хуже всего приходится именно в выходные – особенно когда кончаются деньги.

– Заткнись, малявка! – крикнул Дэниел.

В желудке еще сильнее заныло от голода. Как надоело! Когда муки голода становились совсем уж нестерпимыми, Дэниел начинал мечтать о будущем. Когда он вырастет и будет жить самостоятельно... Мальчик давал волю фантазии, но в первую очередь он твердил себе: члены его семьи никогда не будут голодать.

Он увидел, как сжался Тим, и тотчас пожалел о своей грубости. Они с братом всегда были друзьями, но с недавних пор что-то внутри Дэниела надломилось. Он начал ощущать потребность в одиночестве. Может, все было бы по-другому, останься мать с ними. Может, тогда у них был бы теплый дом, они носили бы новую одежду и каждый вечер на столе у них была бы еда. Но все кончилось шесть лет назад, когда Мэй Лири ушла из дому.

Следы ее присутствия еще кое-где ощущались: на кухне безвольно висели сшитые ею кружевные занавески; прихожую украшали лоскутные коврики, которые она сплела собственноручно. Лежа вечерами в постели, Дэниел закрывал глаза и пытался вспомнить, как выглядела мама. Густые темные косы, милое, ласковое лицо... Но черты матери все больше отдалялись и как-то расплывались – он уже начал ее забывать. Он помнил лишь ее голос и певучий ирландский выговор. Дэниелу снова захотелось ощутить себя в безопасности, но он понимал: для этого нужна мама и только мама. А мамы нет – она ушла навсегда...

  1