ФАНТАСТИКА

ДЕТЕКТИВЫ И БОЕВИКИ

ПРОЗА

ЛЮБОВНЫЕ РОМАНЫ

ПРИКЛЮЧЕНИЯ

ДЕТСКИЕ КНИГИ

ПОЭЗИЯ, ДРАМАТУРГИЯ

НАУКА, ОБРАЗОВАНИЕ

ДОКУМЕНТАЛЬНОЕ

СПРАВОЧНИКИ

ЮМОР

ДОМ, СЕМЬЯ

РЕЛИГИЯ

ДЕЛОВАЯ ЛИТЕРАТУРА

Последние отзывы

Скандал из жизни знаменитости

Гг-я стерва ещё та бесила откровенно >>>>>




Loading...
  2  

Кейтлин выдохнула.

Вот и все. Ребенок на рисунке, судя по длинным волосам, был девочкой. Вьющиеся волосы. Симпатичная маленькая девочка с вьющимися волосами и с паутиной на лице.

Что-то должно произойти с ребенком, и паук будет принимать в этом участие. Но где… и с каким ребенком? И когда?

Сегодня? На следующей неделе? В следующем году?

Недостаточно информации.

Информации всегда не хватало. Это было самой ужасной частью ужасного дара Кейтлин. Ее рисунки неизменно оказывались точны, становились явью. В конце концов она встречала в реальной жизни все, что рисовала на бумаге.

Но не могла предупредить об этом.

Вот сейчас, что она должна делать? Бегать по городу с мегафоном и призывать детишек остерегаться пауков? Отправиться в начальную школу на поиски девочки с вьющимися волосами?

Даже если бы Кейтлин пыталась предупреждать о грозящей опасности, люди бы шарахались от нее, словно она может навлечь на них то, что рисует. Как будто она не предсказывает, а насылает несчастья.

Рисунок поплыл у нее перед глазами. Кейтлин моргнула, и он снова стал четким. Чего ей не следует делать, так это плакать. Потому что Кейтлин никогда не плачет.

Никогда. Она не плакала с тех пор, как умерла мама. Тогда Кейт было восемь, и она научилась сдерживать слезы.

У входа в класс послышался шум. Голос мистера Флинна, обычно такой спокойный и мелодичный, что навевал сон, умолк.

Крис Барнэбл, на шестом уроке дежуривший по школе, принес розовый бланк. Вызов с урока.

Кейтлин наблюдала, как мистер Флинн взял вызов, прочитал, потом с сочувствием оглядел класс и поморщил нос, чтобы вернуть очки на место.

— Кейтлин, тебя ждут в кабинете директора.

Она уже собрала учебники. Очень прямая спина и очень высоко поднятая голова: так она шла по проходу между партами. «КЕЙТЛИН ФЭЙРЧАЙЛД К ДИРЕКТОРУ. СРОЧНО!» — вот что было написано в вызове. Почему-то из-за уточнения «срочно» фраза приобретала зловещий смысл.

— Снова неприятности? — ехидно поинтересовался кто-то на первых партах.

Кейтлин не узнала по голосу, кто это был, но оглядываться не стала и вышла вслед за Крисом из класса.

«Да, неприятности», — думала она, спускаясь по лестнице в кабинет директора.

Что на этот раз? Те объяснительные, якобы подписанные отцом, оправдывающие ее отсутствие в школе прошлой осенью?

Кейтлин часто прогуливала занятия, потому что временами просто не могла находиться в школе. Когда становилось совсем плохо, она шла по Пикуа-роуд к фермам и рисовала. Там ей было спокойно.

— Мне жаль, что у тебя неприятности, — сказал Крис Барнэбл. — То есть я хочу сказать… если у тебя неприятности.

Кейтлин недобро посмотрела на парня. Он был ничего — блестящие волосы, добрые глаза… Очень похож на кокер-спаниеля по прозвищу Морячок, который жил у нее несколько лет назад. Но Кейтлин ни на секунду не позволяла ввести себя в заблуждение.

Мальчишки… ничего хорошего от них не жди. Она отлично знала, почему они так милы с ней. От матери-ирландки ей достались нежная белая кожа и огненно-рыжие волосы. И гибкую стройную фигуру она тоже унаследовала от матери.

Но глаза у нее были свои собственные, и в данный момент она использовала их против Криса. Кейтлин одарила его ледяным взглядом, хотя обычно старалась не прибегать к этому приему. Она посмотрела ему в глаза.

Крис побелел.

Типичная реакция тех, кто встречался с Кейтлин взглядом. Ни у кого не было таких глаз, как у нее: дымчато-голубых, с темными кругами по краю радужной оболочки.

Отец говорил, что у нее прекрасные глаза, что ее отметили феи. Все остальные думали по-другому. Сколько Кейтлин себя помнила, она постоянно слышала, как люди шептались о ее глазах. Будто бы глаза у нее необычные, нехорошие и видят то, что нельзя видеть.

Иногда она использовала их как оружие. Кейтлин смотрела на жалкого сопляка, пока тот не попятился. Потом она кротко опустила ресницы и вошла в приемную директора.

От этого эпизода Кейтлин на секунду испытала нездоровое ощущение триумфа. Невеликое достижение — испугать кокер-спаниеля. Но Кейтлин сама была слишком напугана и унижена. Секретарь указала на кабинет директора, Кейтлин подобралась и открыла дверь.

Мисс Маккасслэн, директор, была не одна. Возле ее стола сидела подтянутая загорелая молодая женщина с короткими белокурыми волосами.

— Прими мои поздравления, — сказала блондинка и грациозно поднялась из кресла.

  2