ФАНТАСТИКА

ДЕТЕКТИВЫ И БОЕВИКИ

ПРОЗА

ЛЮБОВНЫЕ РОМАНЫ

ПРИКЛЮЧЕНИЯ

ДЕТСКИЕ КНИГИ

ПОЭЗИЯ, ДРАМАТУРГИЯ

НАУКА, ОБРАЗОВАНИЕ

ДОКУМЕНТАЛЬНОЕ

СПРАВОЧНИКИ

ЮМОР

ДОМ, СЕМЬЯ

РЕЛИГИЯ

ДЕЛОВАЯ ЛИТЕРАТУРА

Последние отзывы

Дикарь и простушка

К сожалению, не смогла дочитать до конца. Скучно, затянуто, предсказуемо, однообразно. Гг никакой, сначала кажется... >>>>>

Неугомонная блондинка

Весело и позитивно ! Читать >>>>>




Loading...
  2  

5. Если понадобится, повторите заговор через неделю. Лучше всего делать это во время убывающей луны.


Я сотворила этот заговор в прошлый четверг как часть своего посвящения. С тех пор я больше не грызу ногти.

Брэдхэдэр


На следующий день после Самхейна я просыпалась с трудом, пытаясь сопротивляться пробуждению, но вскоре все равно проснулась.

Моя комната была едва освещена. Наступил ноябрь, и осеннее тепло улетучилось. Я потянулась, как вдруг на меня нахлынули такие сильные воспоминания и ощущения, что я подскочила и села в постели.

Охваченная дрожью, я снова представляла себе, как Кэл склоняется надо мной, чтобы поцеловать меня, как я отвечаю на его поцелуй, обхватив его шею и запустив пальцы в его мягкие волосы. Я снова ощутила то родство, возникшее между нами, то магическое притяжение, похожее на искры электрического разряда, пробегавшие по нашим нервам. Казалось, вселенная вращается вокруг нас… «Я – чистокровная ведьма, – думала я. – Я – исконная ведьма, и Кэл любит меня, а я люблю Кэла. Вот такой расклад».

Накануне ночью я впервые целовалась, встретила свою первую любовь. И я предала свою лучшую подругу, вызвала раскол в только что обретенном ковене и поняла, что мои родители всю жизнь мне лгали.

Все это случилось в день Самхейна, 31 октября, который считается у ведьм Новым годом. Мой новый год, моя новая жизнь.

Я снова улеглась в постели, нежась в уюте фланелевых простыней и теплого одеяла. Прошлой ночью исполнились мои мечты, и, холодея, я понимала, что за это придется платить. Я чувствовала себя старше своих шестнадцати лет.

Чистокровная ведьма. Так говорит Кэл. И как я могу в этом сомневаться после прошлой ночи? Это наверняка правда. Я – потомственная ведьма. Во мне течет кровь, унаследованная от предков, тысячи лет занимавшихся магией, тысячи лет вступавших в браки с людьми, обладавшими этим даром. Я – одна из них, я принадлежу к одному из семи Великих Кланов: Рованванд, Винденкелл, Липваун, Викрот, Брайтендел, Бурнхайд и Вудбейн.

Но к какому именно? К Рованвандам – учителям и собирателям знаний? К Винденкеллам – знатокам в составлении заклятий? К Викротам, которые были воинами-волшебниками, а в более поздние времена породнились с викингами? Я улыбнулась. Я совсем не ощущала себя воином.

Липвауны были проказниками и любителями розыгрышей. Бурнхайды специализировались на магии с драгоценными камнями, кристаллами и металлами, а Брайтенделы составляли лекарский клан и использовали магию растений для лечения. Были еще Вудбейны. Меня передернуло. Я никак не могла принадлежать к этому зловещему клану, не могла быть одной из тех, кто жаждал власти любой ценой, кто предавал дружественные кланы в стремлении обладать землями, магической силой и знанием.

Я стала размышлять. Из семи Великих Кланов, если я действительно принадлежала к одному из них, ближе всего мне казались Брайтенделы – целители. Я обнаружила, что люблю растения, что они разговаривают со мной, что у меня как-то само собой получается использовать их магические свойства. Я тихонько засмеялась и обняла себя за плечи. Я – Брайтендел, настоящая кровная ведьма.

«Но это значит, что мои родители тоже должны принадлежать к ведовскому сословию», – подумала я. Эта мысль ошеломила меня. Она заставила меня задуматься, почему мы каждое воскресенье посещали церковь – всегда, сколько я себя помнила. То есть, я хочу сказать, мне нравилось бывать в церкви, нравилось присутствовать на богослужениях. Они казались мне красивыми и умиротворяющими. Но Викку я ощущала как нечто более естественное.

Я снова села в постели. Перед глазами вновь и вновь возникали два образа: склонившийся надо мной Кэл неотрывно смотрит на меня своими золотистыми глазами и Бри, моя лучшая подруга, – на ее лице потрясение и боль, когда она видит нас с Кэлом. Осуждение, обида, желание, гнев.

Что я такого сделала?

Я услышала, как родители внизу на кухне заваривают кофе, разгружают посудомоечную машину. Упав обратно на подушку, я прислушивалась к знакомым звукам: оказывается, не абсолютно все в моей жизни изменилось прошлой ночью.

Кто-то открыл входную дверь, чтобы взять газету. Сегодня воскресенье, а это значит служба в церкви, потом ланч в «Видоуз Динер». Может, позже я увижу Кэла и поговорю с ним? Интересно, мы будем теперь вместе куда-нибудь ходить? Мы – пара? Он поцеловал меня на глазах у всех. Что это значило? Неужели Кэл Блэр, красавец Кэл Блэр, на самом деле обратил внимание на меня, Морган Роулендс? На меня, с моей плоской грудью и большим носом? На меня, мимо кого парни всегда проходили не оглядываясь?

  2