ФАНТАСТИКА

ДЕТЕКТИВЫ И БОЕВИКИ

ПРОЗА

ЛЮБОВНЫЕ РОМАНЫ

ПРИКЛЮЧЕНИЯ

ДЕТСКИЕ КНИГИ

ПОЭЗИЯ, ДРАМАТУРГИЯ

НАУКА, ОБРАЗОВАНИЕ

ДОКУМЕНТАЛЬНОЕ

СПРАВОЧНИКИ

ЮМОР

ДОМ, СЕМЬЯ

РЕЛИГИЯ

ДЕЛОВАЯ ЛИТЕРАТУРА

Последние отзывы

Месть и любовь

Дочитала до 18 страницы и решила что с меня хватит! Если книга не захватывает на первых страницах то дальше... >>>>>

Юная жена

Очень нравится этот роман. Читается легко, прям на одном дыхании. Уже не первый раз перечитываю и всегда испытываю... >>>>>




Loading...
  1  

Вайолетт Лайонз

Дар небес

1


Когда Дженис выходила из дома, часы в прихожей показывали десять минут двенадцатого. Подумать только! Не более десяти часов прошло с того момента, как ночью она открыла эту самую входную дверь, а жизнь ее переменилась совершенно и больше уже не будет прежней никогда.


Если бы Дженис вчера не последовала своему первоначальному порыву и не обратила никакого внимания на неприлично поздний звонок в дверь, то сегодня ее ждало бы обычное утро самого обычного рядового рабочего дня с его бесконечными заботами: подготовкой к урокам, проверкой тетрадей, беседах с родителями, занятиями с отстающими учениками, а также другими, неотделимыми от работы в школе делами, которые засасывали Дженис как трясина и уже начинали мало-помалу подменять собой ее личную жизнь.

Однако звонок повторился. На сей раз он был более настойчивым и продолжительным. С некоторым запозданием сообразив, что свет в гостиной включен, а шторы на окнах задернуты не полностью и, стало быть, разыграть собственное отсутствие никак не удастся, Дженис с величайшей неохотой оторвалась от работы и направилась в прихожую.

— Ну кто там еще? — недовольно проворчала она, открывая входную дверь.

В дом взбесившимся зверем ворвалась ноябрьская стужа, и Дженис, несмотря на то, что она была одета в теплый свитер и ковровые тапочки, в одно мгновение продуло насквозь. Порыв ледяного ветра взъерошил ее темные шелковистые волосы, и она, убрав с лица их прядь и вглядываясь в темноту, нетерпеливо спросила:

— Так в чем?..

Остаток фразы так и застрял у нее в горле. В отсвете коридорной лампы Дженис разглядела высокую фигуру мужчины, неподвижно стоящего на крыльце.

— Салют, Джен! Что, не узнаешь?

Несмотря на фамильярный до развязности тон приветствия, Дженис пришлось хорошенько встряхнуть головой, чтобы увериться в реальности происходящего.

— Адам? — только и смогла выговорить она, совершенно ошеломленная, беспомощно пытаясь сосредоточиться и взять себя в руки.

Адам Лоусон?! Откуда и какими судьбами? А впрочем, может быть, особо удивляться и нечему? Лет десять тому назад он ураганом ворвался в ее жизнь, опрокинул все вверх дном, а потом так же внезапно унесся прочь, но и после этого, по большому счету, он всегда и везде незримо присутствовал в ее жизни. Присутствовал незримо, чтобы сегодня возникнуть наяву.

Да, он, Адам, как и прежде одним своим присутствием лишал ее дара речи, а его мужской шарм сражал на месте. Даже одетый небрежно — а на нем были потертые голубые джинсы, темно-серый спортивный свитер под черной кожаной курткой, — он был красив той неотразимой мужской красотой, от которой у любой женщины голова идет кругом, дух захватывает, ноги подкашиваются, мысли разлетаются, как потревоженная стая птиц.

— Никак не подберешь нужных слов, Джен? — с еле слышимой усмешкой поинтересовался Адам, и, как в былые времена, ей от такого начала разговора стало не по себе. — Как-то не похоже на тебя. Никогда за словом в карман не лезла, и вот тебе на!

— Я растерялась, — честно призналась Дженис. — И если честно, то меньше всего на свете я ожидала увидеть сейчас тебя.

Меньше всего на свете… Именно так! За последние несколько лет она сумела убедить себя, что Адаму Лоусону никогда более не стать частью ее жизни, и если какая-то часть души продолжала противиться и упорствовать в глупой надежде на обратное, то слухи, которые весь последний месяц будоражили городок, лишний раз убедили Дженис в абсолютной тщетности ее грез.

— Чем обязана вашему визиту, мистер Лоусон? — поинтересовалась она, стараясь за натужной иронией спрятать замешательство.

Ответная ухмылка Адама была по-мальчишески застенчивой и ошеломляюще озорной в одно и то же время. И как всегда — неотразимо обаятельной.

Именно этого Дженис боялась больше всего. Приучив себя к мысли, что он потерян для нее навсегда, она изо всех сил боролась с волной радости, накатившей на нее при виде улыбающегося Адама, умом понимая, что, позволив ему снова войти в ее жизнь, она рискует однажды — и очень скоро — очнуться на пепелище.

Адам тем временем снова заговорил:

— Поверите ли, моя прекрасная леди, что я случайно проезжал мимо и решил заглянуть в ваш чудесный замок?

— Вот уж ни за что на свете не поверю в эту чушь, — пробормотала Дженис, все еще не зная, как ей держаться в отношении нежданного гостя.

  1