ФАНТАСТИКА

ДЕТЕКТИВЫ И БОЕВИКИ

ПРОЗА

ЛЮБОВНЫЕ РОМАНЫ

ПРИКЛЮЧЕНИЯ

ДЕТСКИЕ КНИГИ

ПОЭЗИЯ, ДРАМАТУРГИЯ

НАУКА, ОБРАЗОВАНИЕ

ДОКУМЕНТАЛЬНОЕ

СПРАВОЧНИКИ

ЮМОР

ДОМ, СЕМЬЯ

РЕЛИГИЯ

ДЕЛОВАЯ ЛИТЕРАТУРА

Последние отзывы

Бессердечный повеса

Отличный роман!!!!!!! >>>>>




Loading...
  2  

А теперь Мэри Элен бросила брюки и опять осторожно огляделась. Потом она присела на корточки, подняла с песка кошелек и заглянула внутрь. Он был набит банкнотами – в нем была аккуратная толстая пачка денег, настоящих долларов Соединенных Штатов.

Мэри Элен вздохнула, выхватила из кошелька банкноты, бросила его на песок и вскочила. Она сложила банкноты и принялась заталкивать их за корсаж платья.

Неожиданно непонятно откуда к ней протянулась худая мокрая и очень загорелая рука и схватила ее за запястье. Сильная мужская рука крепко держала изящную ручку женщины.

От неожиданности Мэри была не в силах даже закричать. Инстинктивно она резко повернула голову в сторону нападавшего. Она увидела смуглого черноволосого мужчину. С его волос стекала вода. Губы изогнулись в дьявольской усмешке. В его светлых глазах сверкнули зловещие искры. Он подвинулся и закрыл своими блестевшими от воды плечами яркий лунный свет.

Мэри замерла от страха. Она была не в силах произнести ни звука. Сердце бешено стучало. Женщина отвела взгляд от пронзительных глаз незнакомца и увидела мощную грудь, покрытую вьющимися черными волосами. Как зачарованная, она продолжала разглядывать мокрого незнакомца, скользя взглядом за ручейками стекавшей по нему воды. Она опускала взгляд все ниже и ниже. Струйки воды текли по могучим ребрам на плоский живот. На животе волосы сходились в темную вертикальную полоску. Ниже пупка они снова буйно курчавились. Шокированная этим открытием, женщина тряхнула светловолосой головкой.

Мокрый незнакомец был абсолютно гол!

В ужасе Мэри заморгала и перевела взгляд на точеное лицо, которое теперь было полностью скрыто густой тенью.

Низкий мужской голос, почему-то показавшийся ей знакомым, сказал:

– Кража у оккупационных войск карается смертью!

Сердце бешено колотилось. Мэри сделала шаг навстречу, чтобы прикрыть наготу незнакомца своими пышными юбками. Это ее движение вызвало тихий иронический смех у бесстыдного нагого мужчины. Он притянул ее ближе, еще ближе. Женщина почувствовала, как влага с его груди проникает сквозь корсаж ее ситцевого платья.

– Вы смущены, мэм? – спросил он.

Наконец Мэри Элен обрела дар речи. Взглянув в светлые глаза, смотревшие на нее из темноты, она прокричала:

– Да! Да, конечно, я смущена! На вас нет одежды! Вы совершенно нагой!

– Да, верно, – ответил ей низкий ласковый баритон. – Но вы уже видели меня таким. Много раз.

Его длинные тонкие пальцы продолжали сжимать ее запястье. Он медленно повернул голову, чтобы его лицо осветил лунный свет.

– Разве вы забыли те долгие часы, что мы провели обнаженными?

Наступила долгая пауза.

– Разве ты забыла… Мэри?

Женщина вздрогнула. Он назвал ее Мэри. Все, кто ее знал, всегда звали ее Мэри Элен. Все, кроме…

– Господи Всевышний! – охнула она, недоверчиво вглядываясь в лицо, которое так хорошо помнила.

Высокий умный лоб под блестящими волосами. Удивительные светлые глаза под густыми, выгнутыми темными бровями. Высокие, чуть скошенные скулы. Прямой нос с узкой переносицей. Широкий рот с полными губами. Твердый, прекрасно вылепленный подбородок…

– К… Клей? Клей Найт!

Глава 2

Мемфис, штат Теннесси Жаркий август 1840 года

Клей? Клей Найт!

Светлые, почти белые волосы, пышные развевающиеся юбки с передником. Девятилетняя Мэри Элен Пребл вихрем несется вниз по лестнице. Она выскакивает из парадной двери особняка и зовет любимого товарища своих игр – тихого темноволосого Клейтона Найта:

– Клей, где же ты?

Мэри Элен заметила Клейтона Найта из своей спальни, когда он поднимался по усыпанной галькой подъездной дороге. Мальчик нес под мышкой большую плоскую коробку. В это время девочке полагалось отдыхать после обеда. Но только малыши и старики любят спать в это время. Мэри Элен больше не спит днем.

И никто, кроме Клея, об этом не знает. Каждый раз в три часа дня девочка выразительно зевает и покорно поднимается наверх, в свою комнату. Родители настаивают, чтобы она час-полтора отдыхала.

Но, оказавшись у себя в огромной бело-желтой спальне, Мэри Элен не смыкает глаз.

Вместо этого она обычно читает любимые книжки, играет со своими многочисленными куклами или же забавляется, кувыркаясь на своей пышной перине.

Порой девочка просто сидит, обхватив руками колени, на подоконнике одного из высоких, до потолка, окон. Она смотрит на роскошные ухоженные просторы Лонгвуда, на изгибающуюся внизу Миссисипи и грезит наяву.

  2