ФАНТАСТИКА

ДЕТЕКТИВЫ И БОЕВИКИ

ПРОЗА

ЛЮБОВНЫЕ РОМАНЫ

ПРИКЛЮЧЕНИЯ

ДЕТСКИЕ КНИГИ

ПОЭЗИЯ, ДРАМАТУРГИЯ

НАУКА, ОБРАЗОВАНИЕ

ДОКУМЕНТАЛЬНОЕ

СПРАВОЧНИКИ

ЮМОР

ДОМ, СЕМЬЯ

РЕЛИГИЯ

ДЕЛОВАЯ ЛИТЕРАТУРА

Последние отзывы

Девятнадцать минут

Девочку за что осудили? Виновата система,которая не позволяет людям заниматься воспитанием детей,виноваты члены... >>>>>



загрузка...


  1  

Кай Ольга

Сказка о музыканте





Часть первая


Холодной весенней ночью на дороге было пусто, ветер громко шелестел ветвями деревьев-великанов — сторожей заповедного леса. По обочине шел человек — невысокий, с всклоченными, светлыми с проседью волосами. Он тяжело дышал, потому что большую часть пути бежал, но теперь силы оставили его. Лечь бы среди сухого валежника да передохнуть… но входить в заповедный лес без приглашения опасно, а кто может пригласить, если темнеет, и на дороге — ни души?

О странных обитателях леса ходили разные слухи: один страшнее другого, но с недавних пор эти слухи перестали его пугать. Когда нечего терять — и бояться нечего. А ведь еще так недавно жизнь казалась солнечной и светлой, до того злосчастного дня, когда жену немолодого пекаря увели на допрос, а потом не вернули домой. Кто ж знал, что расписанные яркими цветами и диковинными птицами стены выбеленной хаты вызовут такое неудовольствие властей?

Жена пекаря страдала сердцем и не пережила страшных дней заключения. Известие об этом принесла соседка. Ночью дом с расписными стенами загорелся, а его хозяин исчез, и наутро стража тщетно искала его, расспрашивая всех, живущих на той же улице.

Он ушел, бросив все, но едва вышел за город, понял — идти некуда и незачем. И все же бежал, бежал прочь от своего горя, пока не выбился из сил.


Мужчина смотрел под ноги, а потому заметил преградивших ему дорогу незнакомцев лишь когда едва не наступил на ногу одному из них. Он не стал спрашивать, кто эти люди. Ему сказали: "Пойдем с нами", и пекарь послушно свернул на узкую тропку, ведущую вглубь заповедного леса.


Вскоре кроме скрипа сухих веток под подошвами стал различим еще один звук — странный, и непостижимо знакомый, хотя мужчина был уверен, что никогда не слышал ничего подобного. Что-то пело в лесу — тихо и нежно, плакало без слов, падало и взлетало, и от этого звука внутри все сжималось до боли, мир перед глазами расплывался. Казалось, солнце вдруг выглянуло из-за ветвей, но глаза не видели его — только сердце…

Деревья расступились, и когда первый провожатый отступил в сторону, беглец увидел костер. И рядом с ним — черноволосого мальчишку лет двенадцати. У его губ — маленькая, собственными руками вырезанная сопилка. Встретившись с ним глазами, мальчишка перестал играть. Музыка смолкла, но осталась мелодичная лесная тишина с шелестом ветвей, окликами ночных птиц, потрескиванием костра. И только тогда пекарь заметил еще одного человека. Это была девушка — она сидела, скрестив ноги перед собой и спрятав их под широкой пестрой юбкой. Шоколадного цвета волнистые волосы распущены по плечам. В темноте ее глаза видно плохо, но не оставалось сомнений, что девушка внимательно его разглядывала, а потом поднялась и, подойдя на расстояние одного шага, протянула руку.



* * *

Вокруг высокого костра сидели люди — мужчины и женщины, дети и старики. Лес окружал их пушистой стеной. Под деревьями виднелись небольшие рубленые домики и палатки.

Запах мясного бульона разнесся над поселком, собрав у огня многих его жителей. Они переговаривались, кто-то рассказывал новости "из внешнего мира", светловолосый пекарь, с миской в руках, отвечал на осторожные вопросы рыжеусого воеводы и его помощников. Пустота на время ушла из его глаз, сменившись слабым любопытством.

Возле девушки в широкой юбке собралась толпа ребятишек, которые наперебой требовали:

— Ния, Ния! Расскажи нам сказку!

Уговаривать долго не пришлось. Ребята расселись — кто-где, но поближе к рассказчице. Ния, укрыв ноги широкой пестрой юбкой, смотрела на огонь, и языки пламени отражались в ее глазах, а желтоватые блики плясали на лице.

— Когда-то, очень-очень давно, были такие существа — музы… — Она говорила тихо, словно чтобы заставить прислушиваться, и дети, боясь громко вздохнуть, внимали очередной сказке… или сказанию, потому что часто Ния рассказывала им былины и старинные легенды. — Музы были похожи на людей, только намного красивее и мудрее. Они любили все прекрасное и помогали людям, которые это прекрасное творили. Каждая муза занималась своим — одна танцами, другая — стихосложением, третья музыкой, четвертая еще чем-нибудь… Но пришло время, когда то ли музы забыли о людях, то ли люди перестали слышать их голоса, и тогда песни стали глупыми, стихи — бессмысленными, танцы — неживыми, а музыка перестала быть собой. Случилось это еще до нашего рождения, очень давно, и с тех пор ничего не изменилось. Но музы очень расстроились, увидев, как живут люди без прекрасного, и решили помочь.

  1