ФАНТАСТИКА

ДЕТЕКТИВЫ И БОЕВИКИ

ПРОЗА

ЛЮБОВНЫЕ РОМАНЫ

ПРИКЛЮЧЕНИЯ

ДЕТСКИЕ КНИГИ

ПОЭЗИЯ, ДРАМАТУРГИЯ

НАУКА, ОБРАЗОВАНИЕ

ДОКУМЕНТАЛЬНОЕ

СПРАВОЧНИКИ

ЮМОР

ДОМ, СЕМЬЯ

РЕЛИГИЯ

ДЕЛОВАЯ ЛИТЕРАТУРА

Последние отзывы

Прайд окаянных феминисток

Много лишнего. Один раз прочитать можно. Главные герои не реальные. Нет таких в жизни. Романы очень похожие. Истории... >>>>>

Любовь по контракту

Так и не смогла дочитать. Задумка хорошая, но написано как-то сухо. Тупое, скучное повествование : он сказал, что... >>>>>




Loading...
  2  

Выйдя на пенсию, престарелая чета обосновалась в португальском городе Альбуфейре, поближе к теплу и солнцу, и Карла фактически оказалась предоставленной самой себе.

Так почему же она до сих пор не дала Крису повода для сближения? Ведь он по-прежнему ждал от нее такого шага. Этот мужчина мог бы стать хорошим мужем и отцом. А создать семью, родить детей всегда было заветным желанием Карлы!.. Что же в поведении Криса настораживало ее? Может быть, его пассивная, выжидательная позиция, отсутствие чисто мужской решительности, своего рода вызова?

Карла вновь грустно улыбнулась и повертела в руках конверт. Интересно, с чего бы вдруг старый техасец Том Даррелл надумал писать ей?

Тогда Карла по его просьбе показала ему почти все самые известные достопримечательности Лондона. Быстро привыкнув к несносному характеру американца, она даже стала получать удовольствие от общения с ним. Но когда он предложил ей кругленькую сумму за потраченное на него время, наотрез отказалась от денег.

К концу недельного пребывания Тома в британской столице между ними установились очень доброжелательные, более того — доверительные отношения. Карла рассказала ему о смерти родителей и о желании вернуться на родную ферму. А он поведал о том, что владеет огромным ранчо около неизвестной ей реки Нуэсес и нефтяным месторождением в Аризоне, которым занимался его единственный сын. Тогда как сам Том подобно отцу Карлы не мыслил себе жизни без земли и скота.

После скоропостижной смерти сына нефтяное месторождение перешло к отдаленному родственнику, а фактическим хозяином ранчо стал внук Даррелла. Хотя Том лишь вскользь упоминал о делах в семье, Карла неизменно замечала, как при этом его лицо искажалось от боли. И она догадалась, что в жизни старого фермера было полно нерешенных проблем. Она действительно получила тогда удовольствие от общения с этим американцем и ни разу не пожалела о том, что не провела недельный отпуск у тети и дядя в Португалии. Тем не менее, у нее даже и мысли не возникало, что Том Даррелл еще когда-нибудь даст о себе знать. Это был волевой, суровый человек, в облике и характере которого не было и намека на сентиментальность…


Карла вскрыла конверт… и вздрогнула. Слова поплыли перед глазами.

Письмо было не от Тома, а от его адвоката, который сообщал, что мистер Даррелл скончался и согласно воле покойного она является одним из лиц, включенных в завещание. А посему Карле надлежало прилететь в Штаты и прибыть на фамильное ранчо усопшего, где ей будут объяснены подробности.

Известие повергло девушку в шок. Горестно было сознавать, что Тома больше нет в живых. Несмотря на проблемы с сердцем, он казался таким жизнестойким и бодрым. В редкие минуты откровения или даже, может быть, обычной человеческой слабости он признавался ей, что не собирается умирать, потому что ему еще многое надо успеть сделать… — Ведь я не один, у меда есть внук… После этих слов Том обычно качал головой, и Карле становилось ясно, что между двумя мужчинами не все ладилось. У Тома на все были собственные взгляды — бескомпромиссные, подчас не общепринятые. Но ведь ему и жизнь пришлось прожить суровую, в жестокой борьбе за то, что он считал своим по праву. Его дед тоже был таким же несгибаемым. Он создавал ранчо с нуля. Порой, вступая за него в схватку буквально с голыми руками, чтобы удержать землю и хозяйство за собой и сохранить для потомков.

По мнению Карлы, такие люди, как Том и его дед, заслуживали всяческого снисхождения. И все же она рискнула сказать ему тогда, что жить с ним бок о бок каждый день вряд ли легко. Несколько раз она оказывалась невольной свидетельницей грубого обращения Тома с обслуживающим персоналом гостиницы, в которой он остановился.

И все же, несмотря ни на что, этот американец нравился ей. Во многом он напоминал Карле собственного деда, который скончался, когда ей было около шести лет. И того и другого отличали сильная воля, твердость характера и любовь к своей земле…

Печальное известие словно бы придало еще больше хмурости холодному летнему дню. Карла снова взяла письмо и повертела его в руках. Техас… Казалось, даже в самом названии штата, таком коротком, но звучном, была заложена спрессованная, возбуждающая энергия… Однако сколько она ни ломала голову, никак не могла представить себе, что же этот человек мог завещать ей и почему. Странно…

Уже тогда у Карлы зародилось подозрение, что Том просто прикинулся пострадавшим от травм, полученных в дорожно-транспортном происшествии, ибо в последующие дни девушка ни разу не замечала, чтобы американец прихрамывал. А ведь именно ушибами и общей слабостью объяснил он ей в тот первый день их встречи просьбу проводить его до гостиницы, где он остановился.

  2