ФАНТАСТИКА

ДЕТЕКТИВЫ И БОЕВИКИ

ПРОЗА

ЛЮБОВНЫЕ РОМАНЫ

ПРИКЛЮЧЕНИЯ

ДЕТСКИЕ КНИГИ

ПОЭЗИЯ, ДРАМАТУРГИЯ

НАУКА, ОБРАЗОВАНИЕ

ДОКУМЕНТАЛЬНОЕ

СПРАВОЧНИКИ

ЮМОР

ДОМ, СЕМЬЯ

РЕЛИГИЯ

ДЕЛОВАЯ ЛИТЕРАТУРА

Последние отзывы

Я не отступлю…

Не просто плохо,а очень плохо.Ни одного адекватного персонажа. >>>>>

Плейбой для мисс Мейпл

Жизненный роман с адекватными героями и вполне реальными переживаниями.... Всем советую!! >>>>>



загрузка...


  1  

Тесс Герритсен

Ледяной холод

1

Равнина Ангелов, штат Айдахо

Она была избранной.

В течение нескольких месяцев он изучал девушку, с тех пор как она и ее семья переехали в общину. Ее отцом был Джон Шелдон, посредственный плотник, который работал в строительной бригаде. Ее мать, мягкая и незапоминающаяся женщина, была назначена в общинную пекарню. Оба были безработными и отчаявшимися, когда впервые вошли в его церковь в Айдахо-Фоллз, ища утешения и спасения. Иеремия заглянул в их глаза и увидел то, что ему нужно было увидеть: потерянные души в поисках якоря, любого якоря.

Они созрели для жатвы.

Теперь Шелдоны и их дочь Кэти жили в коттедже Си, недавно построенном группой Голгофа. Каждую субботу они сидели на предназначенной для них скамье в четырнадцатом ряду. У себя во дворе они посадили мальвы и подсолнухи, те же веселые растения, что украшали и все остальные палисадники. Во всех отношениях они смешались с другими шестидесятичетырьмя семьями Собрания, которые трудились вместе, поклонялись вместе и каждым субботним вечером преломляли вместе хлеб.

Но в одном Шелдоны были уникальны. У них была чрезвычайно красивая дочь. Дочь, на которую он не мог перестать смотреть.

Из своего окна Иеремия мог видеть ее на школьном дворе. Был обеденный перерыв, и школьники, выпущенные на открытый воздух, наслаждались теплым сентябрьским днем, мальчики в белых рубашках и черных брюках, девушки в длинных пастельных платьях. Они все выглядели здоровыми и будто поцелованными солнцем, как и должны выглядеть дети. Даже среди этих девочек с лебединой грацией Кэти Шелдон выделялась своими непокорными кудряшками и звонким как колокольчик смехом. "Как быстро меняются девочки", — подумал он. За один год она превратилась из ребенка в гибкую молодую женщину. Ее яркие глаза, блестящие волосы и розовые щеки — все это было признаками пышущего здоровья.

Она стояла с двумя девочками в тени дуба. Их головы были наклонены друг к дружке как у трех граций, шепчущих секреты. Вокруг них клубилась энергия школьного двора, где школьники болтали, играли в классики и пинали футбольный мяч.

Вдруг он заметил мальчика, направляющегося в сторону девчачьего трио, и нахмурился. Мальчику было около пятнадцати лет, у него была густая шапка светлых волос и длинные ноги, выросшие из брюк. На полпути мальчик остановился во дворе, будто собираясь с мужеством, чтобы продолжить свой путь. Затем его голова поднялась и он пошел прямо к девочкам. К Кэти.

Иеремия прижался к окну.

Как только мальчик подошел, Кэти подняла глаза и улыбнулась. Это была милая и невинная улыбка, направленная однокласснику, у которого на уме наверняка была только одна вещь. Да, Иеремия догадывался, что было в голове у мальчика. Грех. Разврат. Сейчас они разговаривали, Кэти и мальчик, а две другие девочки сознательно ускользнули. Он не слышал их разговор через шум школьного двора, но он видел, как внимательно Кэти наклонила голову, как кокетливо отбросила волосы с плеча. Он увидел, как мальчик наклонился, как бы принюхиваясь и наслаждаясь ее ароматом. Это был мальчишка МакКиннон? Адам, Алан или что-то вроде этого. Так много семей проживали сейчас в общине и так много детей, что он не мог запомнить всех имен. Он смотрел вниз на них двоих, схватившись за оконную раму так, что ногти проткнули краску.

Он повернулся и вышел из своего кабинета, топая по лестнице. С каждым шагом его челюсти сжимались все туже, и кислота прожигала дыру в желудке. Он вылетел из здания, но за воротами школьного двора остановился, пытаясь контролировать себя.

Этого не случится. Показывать гнев неприлично.

Прозвенел школьный звонок, призывая школьников на занятия. Он стоял, успокаивая себя и глубоко вдыхая. Он сосредоточил внимание на аромате свежесрезанного сена, пекущегося хлеба в общинной пекарне неподалеку. Через всю общину от места, где строился новый зал для поклонения доносился звук пилы и отголоски десятков молотков, стучащих по гвоздям. Добродетельные звуки честного труда, сообщества, работающего в честь великой славы Его. И я их пастырь, думал он, я веду их вперед. Посмотрите, как многого они уже достигли! Он окинул взглядом растущую деревню, десятки новых построенных домов, увидел, что община процветает.

Наконец, он открыл калитку и вошел в школьный двор. Он прошел мимо начальных классов, где дети пели обучающие алфавиту песни и вошел в помещение для средних классов.

  1