ФАНТАСТИКА

ДЕТЕКТИВЫ И БОЕВИКИ

ПРОЗА

ЛЮБОВНЫЕ РОМАНЫ

ПРИКЛЮЧЕНИЯ

ДЕТСКИЕ КНИГИ

ПОЭЗИЯ, ДРАМАТУРГИЯ

НАУКА, ОБРАЗОВАНИЕ

ДОКУМЕНТАЛЬНОЕ

СПРАВОЧНИКИ

ЮМОР

ДОМ, СЕМЬЯ

РЕЛИГИЯ

ДЕЛОВАЯ ЛИТЕРАТУРА

Последние отзывы

Плейбой для мисс Мейпл

Мне понравилось что люди чувствуют друг друга, после войны у многих души истерзаны, чтобы это понять, нужно жить... >>>>>

Скандальная история

Тяжёлый роман, но интнресный >>>>>




Loading...
  2  

Только сейчас Силвер заметила, что ее окружали четверо: два дородных матроса, держащий ее высокий человек с неприятным запахом изо рта и Фердинанд Пинкард.

— Как вы меня нашли? — выдохнула Силвер и тут же стиснула зубы от боли, потому что здоровяк, которого называли Джулианом, заломил ей руку за спину. — Как вы узнали, где меня искать?

Один из моряков — рослый, усатый, с рыжими волосами — тихо рассмеялся:

— Пинкард может найти последнюю крысу на тонущем корабле. Женщину с серебристыми волосами и такой прелестной мордашкой трудно не разыскать.

Силвер ощутила нахлынувшую волну отчаяния. Ведь она так надеялась, что достаточно хорошо спряталась от своих преследователей. Она не боялась их, зная, что нужна им целая и невредимая, но испытывала невероятную досаду на то, что они ее все-таки отыскал, а она недооценила их.

Ей в рот сунули матерчатый, пахнущий маслом кляп, и сразу же стало трудно не только говорить, но и дышать. Несколько рук обхватили ее и потащили к поджидавшему неподалеку экипажу. Силвер ничего не оставалось, как подчиниться. «Утихомирься, — сказала она себе. — Постарайся быть разумной. Все это очень серьезно».

Когда деревянные колеса перестали стучать по булыжной мостовой и повозка мягко покатилась по грунтовой дороге, сердце Силвер уже почти успокоилось. Она попыталась трезво обдумать произошедшее. Ей следовало давно уехать отсюда далеко в глубь страны. Теперь же ей предстоит вернуться к той жалкой жизни, от которой она пыталась бежать. В ее памяти мгновенно всплыл соленый вкус крови на разбитых губах и острая боль в теле от чужих кулаков. Сколько раз ей приходилось выносить унизительные побои! Сколько раз она пыталась терпеть их безмолвно, надеясь, что больше этого не повторится, думая, что она и в самом деле в чем-то виновата. И сколько раз она пыталась яростно сопротивляться! Но от этого ее жизнь становилась все хуже.

Силвер вгляделась в тьму за окном экипажа, пытаясь определить, куда ее везут. «Боже правый, кончится ли когда-нибудь этот кошмар?»

Повозка ехала недолго и остановилась у какого-то заброшенного склада неподалеку от пристани. В нем Силвер и заперли с кляпом во рту и связанными руками, чтобы за ночь она угомонилась и смирилась со своей участью. К утру руки затекли и онемели, а язык распух. От бессилия Силвер хотелось разрыдаться, но ей все же удалось сдержать слезы — в ее положении не следовало поддаваться отчаянию.

Пинкард и один из его людей появились на следующий день рано утром. Они принесли воду, немного еды и наконец сняли веревки. С тех пор ее тюремщики появлялись каждый день, всегда оставаясь начеку, никогда не приходя по одному и не позволяя Силвер подойти к ним близко. Вместе с тем они держались с ней довольно предупредительно: человек, который должен был заплатить за нее деньги, достаточно ясно дал понять, что хочет видеть девушку живой и невредимой.

Майор Морган Траск неторопливо шел по длинной деревянной пристани к только что прибывшему из Чарлстона кораблю «Саванна». Как всегда, Траск не отказал себе в удовольствии полюбоваться изящными очертаниями судна, его нависающим над водой бушпритом и двумя крепкими мачтами, уходящими высоко в ночное небо, которое сегодня было особенно темным — месяц закрывали тучи, из которых на землю сыпал мелкий дождь.

Этой шхуной Морган владел уже шесть месяцев, но ему пока очень редко доводилось бывать на ней в качестве капитана. Деньги, которые он вкладывал в разные предприятия, последний год начали приносить солидный доход, позволивший ему бросить бродячую, полную волнений жизнь капитана грузовых кораблей.

Перешагивая через лужу, Морган на миг бросил взгляд вниз и. увидел собственное отражение. В подернутой рябью воде была видна фигура высокого широкоплечего человека со светлыми волосами и продолговатым шрамом на щеке, к которому Морган уже привык и перестал считать уродующим лицо. Военная форма с золотистыми нашивками и сверкающими медными пуговицами вдруг показалась ему слишком вычурной. Обычно, даже командуя кораблем, Морган носил простую рубашку и скромные темно-коричневые брюки. Однако техасцы[1] — так их называли газеты, и так они часто называли себя сами — настаивали на военной форме. «Так надо, — сказал ему Стивен Пирсон, представитель президента Республики Техас. — Форма производит впечатление на гражданских лиц. Человек, который ведет переговоры с британцами по поставкам вооружений независимому государству, должен быть одет соответствующим образом».


  2