ФАНТАСТИКА

ДЕТЕКТИВЫ И БОЕВИКИ

ПРОЗА

ЛЮБОВНЫЕ РОМАНЫ

ПРИКЛЮЧЕНИЯ

ДЕТСКИЕ КНИГИ

ПОЭЗИЯ, ДРАМАТУРГИЯ

НАУКА, ОБРАЗОВАНИЕ

ДОКУМЕНТАЛЬНОЕ

СПРАВОЧНИКИ

ЮМОР

ДОМ, СЕМЬЯ

РЕЛИГИЯ

ДЕЛОВАЯ ЛИТЕРАТУРА

Последние отзывы

Мятежная страсть

Хорошо. Но не отлично) >>>>>




Loading...
  1  

Барбара Картленд

Мятежная княжна

От автора

До 1919 года на Балканах существовали не только более крупные государства, но еще и множество совсем маленьких. Эти страны необычайно живописны, и населяют их приветливые, гордые и добродушные люди. Но порой они бывают ужасающе жестоки.

Среди населения Балкан — поэты и музыканты, ткачи и пастухи. Там, где они живут, летом очень жарко, а зимой — невероятно холодно. Случается, что реки выходят из берегов, а временами они пересыхают. Кругом стоят горы, вершины которых теряются где-то в заоблачной выси, а между горами расстилаются ровные долины. Жители склонны к интригам и заговорам, но они умны, импульсивны, храбры и очень любят принарядиться.

Среди них больше всего хорватов, сербов, черногорцев, боснийцев, словенцев и македонцев. Но есть еще немало турок, румын, албанцев, венгров, словаков и цыган.

Мне больше всего нравятся венгры. Веками они участвовали во всевозможных войнах и междоусобицах, и это сделало их безоглядно смелыми людьми. Женщины на Балканах — красавицы, мужчины — не только красивы, но еще и великолепные наездники, прекрасные музыканты. А еще там не переводится, сколько его ни преследуют, живучее экзотическое племя цыган.

Глава 1

1869 год

Княжна Викторина Жасмин Евгения шла по коридору на урок музыки, тихо напевая какую-то мелодию.

При этом она, как говорили ее близкие, грезила на ходу. Воображение уносило девушку в степь, по которой она мчалась на великолепном жеребце, преследуемая цыганским бароном, который собирался похитить ее и увезти с собой.

Именно такие истории княжна — все называли ее Торой, потому что так она произносила свое имя, когда была совсем маленькой, — любила больше всего. И нечто подобное она пыталась выразить в музыке, которую сочиняла, оставаясь одна.

Тора почти дошла до музыкального салона, когда ее остановил лакей в яркой вычурной ливрее, которую носили все слуги ее отца, великого князя.

— Прошу простить, ваше высочество, но их высочество, великий князь, хотят видеть вас немедленно!

Княжна вздрогнула, так внезапно было это возвращение на землю. Несколько секунд она невидящими глазами смотрела на лакея, потом спросила:

— Вы сказали «немедленно», Йован?

— Да, ваше высочество.

Тора сморщила носик. Непонятно, зачем она могла понадобиться отцу так срочно, что он решил оторвать ее от любимых занятий. Больше всего на свете она любила свои уроки музыки. Их давал ей профессор Лазарь Серджович, а он по праву считался лучшим музыкантом маленького княжества Радослав.

Сейчас профессор уже состарился, но в расцвете своей карьеры он был восторженно принят во всех европейских столицах, а не только у себя дома, на Балканах.

Княжна была очень музыкальна. Ей уже исполнилось восемнадцать, с большинством своих преподавателей она распрощалась, но и мысли не допускала о том, чтобы отказаться от занятий с профессором.

Все утро она предвкушала, как они с ним будут обсуждать новые произведения, которые только что прислали во дворец из Парижа, где их исполнял Оффенбах. Однако княжна не посмела ослушаться отца и поспешила в ту часть дворца, где анфиладой располагались парадные комнаты.

Тора знала, что отец будет в своей любимой комнате: большой, с пышным убранством и увешанной картинами. Втайне княжна считала, что половину из них давно следовало бы убрать со стен.

Дворец великого князя мало изменился с тех пор, как его занимали отец и даже дед нынешнего правителя.

— Не стоит отставать от моды, мама! — попробовала как-то сказать Тора матери.

— Ты же знаешь, отец не любит перемен. Зачем расстраивать его такими разговорами, — был ответ.

И действительно, великий князь легко впадал в ярость, если ему что-нибудь не нравилось, и мало что ему не нравилось так сильно, как любые перемены.

В молодости он был удивительно красив, и его улыбка заставляла трепетать не одно женское сердце. Но это было давно. С тех пор, по мнению дочери, он закоснел в своих привычках и утратил вкус к новизне.

Правда, женскую красоту он ценил по-прежнему и, увидев входившую в комнату княжну, с удовлетворением отметил, насколько она красива и грациозна. Он вспомнил балерин, которых знал в прошлом, и нашел, что его дочь лучше их всех.

— Вы хотели меня видеть, отец? Голос у нее был такой же нежный и мелодичный, как та музыка, которую она сочиняла.

— Да, Викторина, я желал поговорить с тобой. Тора посмотрела на него с удивлением: отец называл ее полным именем только во время дворцовых церемоний или в особо важных случаях.

  1