ФАНТАСТИКА

ДЕТЕКТИВЫ И БОЕВИКИ

ПРОЗА

ЛЮБОВНЫЕ РОМАНЫ

ПРИКЛЮЧЕНИЯ

ДЕТСКИЕ КНИГИ

ПОЭЗИЯ, ДРАМАТУРГИЯ

НАУКА, ОБРАЗОВАНИЕ

ДОКУМЕНТАЛЬНОЕ

СПРАВОЧНИКИ

ЮМОР

ДОМ, СЕМЬЯ

РЕЛИГИЯ

ДЕЛОВАЯ ЛИТЕРАТУРА

Последние отзывы

Дневник чужой жены

Люблю книги Соболевой. Но эта кошмар. Очень много"воды". >>>>>

Спроси свое сердце

Согласна с предыдущим комментарием. >>>>>




Loading...
  2  

Лейт Кэрью.

Сьюзен попыталась вспомнить все, что она знает о нем. Старший сын знаменитого семейства Кэрью из Баросса-Вэлли, винодел в пятом поколении, владелец обширных виноградников, прославившихся не только в Южной Австралии, но и по всему миру, в тех странах, где понимают толк в вине, Лейт Кэрью, продолжая семейное дело, руководил работой центрального офиса фирмы в Аделаиде, столице Южной Австралии.

Это его сестра Илана погибла в пустыне вместе с мужем, виноторговцем Гансом Бергеном. Пропавшая девочка — их двухлетняя дочь, единственный пока представитель шестого поколения рода Кэрью. Лейт не был женат, а его братья по отцу — два близнеца — едва достигли подросткового возраста.

На телеэкране Лейт Кэрью смотрелся внушительно, сразу видно, что он умеет держать в руках себя, а заодно и всех вокруг. Средствами массовой информации он пользовался лишь для того, чтобы распространить нужное ему сообщение, и ловко уходил от любых попыток сотворить из него — представителя семейства Кэрью и руководителя семейной фирмы — телевизионную сенсацию.

Лейт отличался поразительной красотой. Зеленые глаза в сочетании с темно-русыми волосами придавали необычайную привлекательность его суровому, покрытому ровным загаром лицу с выступающими скулами и резко очерченным подбородком. Трудно по виду определить, сколько ему лет. Должно быть, из-за ответственной должности, которую он занимал, все считали, что ему лет тридцать пять, но вполне возможно, он был моложе. Слегка искривленный нос напоминал о полученной когда-то травме. «Наверно, в юности играл в футбол, — подумала Сьюзен, отметив его рост много выше среднего и крепкое телосложение. — Тогда и сломал нос».

Он был одет в легкий, простого покроя костюм, сшитый, впрочем, из отличной дорогой ткани. Вот уж кому не нужно наряжаться, чтобы выделиться в толпе! У него был вид человека, которому удается все, за что бы он ни взялся.

Сьюзен почувствовала, что он тоже слегка выбит из колеи. Их вдруг словно соединила какая-то невидимая нить.

Душевная близость?

Сексуальный интерес?

Поспешно отогнав последнее предположение, Сьюзен увидела, как в проницательных зеленых глазах мужчины промелькнула скептическая усмешка. То ли он смеялся над ней, то ли над собой. Горячая колючая волна окатила Сьюзен. И погода была здесь ни при чем. Сьюзен вдруг с изумлением осознала, что уже минуту, а то и больше с нездоровым любопытством глупо таращится на человека, волей трагических обстоятельств оказавшегося в центре общественного внимания.

— Чем я могу вам помочь, мистер Кэрью? — в порыве сочувствия выпалила она.

На лице мужчины появилось выражение усталой покорности судьбе: в эти дни его все узнают. Он еще раз оценивающе скользнул по ней взглядом и, заметив форму медсестры, спросил:

— Работаете здесь?

— Да, большую часть дня.

— Это очень нужное дело для местных жителей, — уважительно заметил он.

Сьюзен улыбнулась. Уникальный лечебный центр при авиабазе «Летающих врачей», чьи сотрудники оказывали медицинскую помощь пастухам на отдаленных стоянках и живущим в пустынной центральной части Австралии аборигенам, всегда производил сильное впечатление на гостей.

— Кому-то ведь надо этим заниматься, — сказала она, невольно гордясь тем, чего им удалось достичь, несмотря на все трудности, с которыми пришлось столкнуться.

— Не много найдется желающих.

— Смотря кто чего хочет от жизни.

— А это именно то, чего вы хотите от жизни? — заинтересованно спросил он.

Подумав минуту, Сьюзен серьезно ответила:

— Здесь, в глубинке, работа дает большее моральное удовлетворение, чем в городской больнице.

— А как насчет личной жизни?

— У меня есть все, что мне нужно.

— Все?

В вопросе слышалось мягкое возражение, да и во взгляде Лейта читался скрытый намек.

Ошарашенная столь явным сексуальным интересом к своей особе, Сьюзен поспешила перейти на официальный тон:

— Могу ли я вам чем-нибудь помочь, мистер Кэрью?

— Мне нужен доктор Форбс, нахмурился он. — Не скажете, где его найти?

— Я проведу вас к нему, — предложила Сьюзен, чувствуя себя не в своей тарелке оттого, что в присутствии этого мужчины ей ни на секунду не удавалось отвлечься от мысли, что она — женщина. Просто какой-то ужас!

Лейт Кэрью прямо-таки излучал мужественность, что его самого явно нисколько не смущало, похоже, он хорошо знал о производимом им эффекте.

  2