ФАНТАСТИКА

ДЕТЕКТИВЫ И БОЕВИКИ

ПРОЗА

ЛЮБОВНЫЕ РОМАНЫ

ПРИКЛЮЧЕНИЯ

ДЕТСКИЕ КНИГИ

ПОЭЗИЯ, ДРАМАТУРГИЯ

НАУКА, ОБРАЗОВАНИЕ

ДОКУМЕНТАЛЬНОЕ

СПРАВОЧНИКИ

ЮМОР

ДОМ, СЕМЬЯ

РЕЛИГИЯ

ДЕЛОВАЯ ЛИТЕРАТУРА

Последние отзывы

Все по-честному

Собака и блондинчик-вот и все плюсы этой книги, поняла я, перечитывая книжечку. Ну еще и подруга, правда, то, что... >>>>>

Цветок греха

Отличный роман. Но конец растянут. Советую ЧИТАТЬ. >>>>>




Loading...
  1  

Орешкина Наталия

Дверь в сон

Благодарности

Огромная благодарность за обложку Jaden Nixe.

Глава 1

(Сон 1)

Хочу я вас спросить, сняться ли вам сны? Вы скажете, что за глупый вопрос, конечно снятся! Так вот, я не про те сны спрашиваю, где вы плаваете по уши в дерьме, а наутро ждете, что вам бабки обломятся. Нет, я про другие сны, те, где вы оказываетесь в месте, где точно ни разу не были, но все кажется таким до боли знакомым, родным, как будто вы вернулись на покинутую когда-то Родину. И там вы встречаете людей, которых не знаете, но которые точно знают вас, и рады вам так, как вы радуетесь повышению зарплаты. Мало того сны преследуют вас из ночи в ночь, и длятся, как бразильское «мыло». Но, что самое странное, повлиять вы на сны не можете, вы просто живете в них, как в какой-то параллельной реальности.

Теперь подробнее. Вообще-то, я натура мало романтичная. Да и как ее эту романтику сохранить, если житейские проблемы валяться с завидным постоянством. Тот день не был исключением, с той лишь разницей, что спать я завалилась пораньше, несмотря на то, что муж все еще топтался по квартире. В сон я в прямом смысле рухнула. То есть вот лежала я, пытаясь не слышать, как муж гремит чем-то в холодильнике, и на тебе, я уже сплю. Только сон какой-то странный, вокруг меня туман, и не видно ни черта, вдруг поднимается легкий ветерок и приносит с собой запах летнего луга, цветов, хвои и чего-то, что оставляет привкус соли на губах. Туман вьется клубами, слышен шелест листвы и шум… и до моего тупого мозга доходит, почему я почуяла соль — море! Не успеваю я привыкнуть к обстановке, как из тумана ко мне тянется рука. Ничего так рука, мужская, сильная, с золотисто-медовой кожей (вот бы такая ручка, да меня приласкала), на пальце замысловатый перстень, с зеленым камнем размером, ей-богу, со спичечный коробок. Спрашиваете, что за камень, да хрен его знает, меня муж брильянтами не осыпает, а спросить я как-то не решилась. Да и согласитесь, странно как-то с рукой разговаривать. И тут я слышу голос!!! Если бы таким голосом Квазимодо разговаривал, «Собор Парижской Богоматери» закончился бы по другому, а Эсмеральда увеличивала бы население Франции, плодя маленьких Квазимодиков. И голос говорит, эдак с придыханием и тоской.

— Когда же ты придешь? — И из тумана начинает появляться силуэт.

Только я собралась прояснить, о чем говорил владелец руки, как буквально плюхаюсь, куда-то в темноту. Прихожу я в себя от амбре, которое больше подходит общественным туалетам, оглядываюсь и кроме мата, резко теряю свой словарный запас. Я в тюряге!!! Да не простой, а какой-то средневековой, с решеткой, прутья которой толще, чем моя рука, а пол устлан гнилой соломой. Мои попытки проснуться абсолютно безрезультатны. И тут в круге света, перед решеткой моей камеры появляются два человека. Один мордоворот с тупой рожей и поросячьими глазами, а вот второй… И где же только таких мужиков делают? Высокий, широкоплечий с кудрявыми черными, как смоль волосами, и прикид у него, как у мачо на картинках в модном журнале. Лица, правда, я не рассмотрела, но явно не урод. И этот мужчина орет на другого во все горло.

— Какого черта вы бросили за решетку мою невесту!!! Я разнесу к дьяволу вашу вонючую тюрягу вместе с вами!!!

Лицо мордоворота как-то оплывает по краям от расстройства.

— Так кто ж знал, что она ваша невеста. Мы ее на улице нашли всю в грязи и без сознания. — Пытается оправдаться он.

— А в больницу ее нельзя было отвезти?! Если с ней что-то случится, я вас всех закопаю! Открывай камеру!!!

Охранник топчется в нерешительности, я же лежа на полу, пытаюсь осмыслить, о чем говорит большой парень. Блин, а че это он меня невестой называет! Нет, я конечно бы не отказалась от такого лапы в качестве жениха, только на хрена ему баба, на добрый десяток лет старше и с фигурой от которой осталась только фига, в смысле талии ни фига.

Тут дверь, наконец, распахивается и высокий парень, быстро подойдя ко мне, сгребает меня на руки и шепчет.

— Ключ, молчите. Я потом все объясню.

— Если грыжу не заработаешь, — успеваю сказать я, прежде чем он ухитряется так прижать меня к себе, что я не только говорить, дышать-то могу с трудом.

Ну и этот Геракл тащит меня как пушинку наружу, где я практически слепну от солнца и перестаю что-либо соображать. Когда я немного прихожу в себя и навожу резкость, оказывается, что сижу я в навороченном «мерине», это я правда только по эмблеме на капоте поняла.

  1